Второе открытое письмо профессорам России

Выступает В.И. Осейчук
Новое обращение руководителя Регионального отделения Движения НПСР в Тюменской области, профессора кафедры государственного и муниципального управления и кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета, доктора юридических наук, Осейчука Владимира Ивановича.

Второе открытое письмо профессорам России

Уважаемые коллеги!

Мое открытое письмо профессорам России вызвало общественный резонанс и поставило ряд вопросов, на которые необходимо отвечать. Кроме того, требуется продолжить разговор о неэффективности существующей модели управления сферой науки и высшего образования, искать пути формирования новой модели.

Открытое письмо профессорам России – это одно из свидетельств того, что долготерпение профессуры России закончилось, что профессорское сообщество приходит в движение. Одновременно это призыв к самоорганизации профессуры для преодоления ситуации, когда «успешные менеджеры» о нас ноги вытирают, считая, что мы их, если не рабы, то холопы. Более того, это начало организованного протеста профессуры против тотального вранья «успешных менеджеров» о ситуации в сфере высшего образования, против эксплуатации и угнетения профессорско-преподавательского состава. Так дальше жить нельзя!

В открытом письме защищается автономия вузов и академическая свобода. Академическая свобода является важнейшим принципом деятельности профессорско-преподавательского состава. Суть этого принципа заключается в том, что члены академического сообщества имеют право пользоваться полной свободой преподавания и научных исследований без внешнего вмешательства. Академическая свобода запрещает «успешным менеджерам» диктовать профессорско-преподавательскому составу, где нам публиковать результаты своих научных исследований – в отечественных или международных научных журналах.

Как показал анализ, нам есть, что защищать и что отвоевывать из уже утраченных прав. Например, согласно пункту 5.4 Устава ТюмГУ в редакции 2011г в компетенцию конференции трудового коллектива входило принятие Устава ВУЗа и изменений в него, избрание ректора ВУЗа. Но в действующей редакции Устава ТюмГУ коллектив вуза лишен этих двух ключевых прав, что является покушением на автономию ТюмГУ и академическую свободу. Профессорско-преподавательскому составу ТюмГУ указали, что он тупой, состоит из недорослей, не способных устанавливать правила своего общежития, тем более избирать ректора. Видимо, «успешные менеджеры» посчитали, что академическая свобода для профессорско-преподавательского состава ТюмГУ вредна. При этом, удивительно то, что ни университетский профсоюз, ни ученый Совет ТюмГУ не воспротивились покушению на наши права и законные интересы.

Поэтому 7 июня 2019 г. я направил письмо ученому совету ТюмГУ в котором предложил на очередном заседании принять решение о созыве в сентябре 2019 года конференции работников и обучающихся ТюмГУ для обсуждения предложений о внесении изменений и дополнений в пункты 4.5., 4.21., 4.42. и 4.54. Устава ТюмГУ, направленных на демократизацию отношений между профессорско-преподавательским составом вуза и руководством ТюмГУ, между ТюмГУ и Министерством науки и высшего образования России.

Речь идет о восстановлении и расширении прав трудового коллектива ТюмГУ, а именно: принятия Устава ВУЗа и внесения изменений в него; избрания ректора ВУЗа; избрания не менее половины членов наблюдательного совета ТюмГУ на альтернативной основе тайным голосованием; права конференции рассматривать проект плана финансово-хозяйственной деятельности ТюмГУ и отчета об его исполнении; права конференции рассматривать вопросы проведения аудита годовой бухгалтерской отчетности ТюмГУ и утверждения аудиторской организации; установлении запрета руководству ТюмГУ ограничивать свободное распространение информации о результатах научных исследований, научных гипотезах и критических высказываниях относительно деятельности органов управления любого уровня.

Кроме того, меня волнует падение культуры и скорости принятия управленческих решений. Например, с переходом ТюмГУ на электронный документооборот, дело дошло до того, что, например, такой элементарный вопрос как командировка, приходится решать около 10 дней. Это происходит потому, что каждому чиновнику в их цепи для подписания документа дается целых 3 дня. Мне известны случаи, когда некоторые профессора из-за такого нововведения не смогли выехать на важные научные мероприятия. А возвращать потраченные на командировку личные средства приходится месяцами. Это не вымысел, а суровая реальность, с которой профессорско-преподавательскому составу приходится сталкиваться.

Меня огорошил ответ представителя управленческого персонала на мое замечание, что во времена ректорства Г. Ф. Куцева и Г. Н. Чеботарева в течение одного дня не только можно было подписать командировочное удостоверения, но и получить аванс на командировку. Он звучал так: «Нам сказано забыть все, что было раньше».

Но, если некоторые готовы следовать такому указанию, то им необходимо взглянуть на скорость принятия управленческих решений в банке самого богатого человека в Китае, предпринимателя Д. Ма, основателя и председателя совета директоров компании AlibabaGroup. Он установил для своего банка обязательный для всех сотрудников принцип: 310. Он означает: 3 - это три минуты, которые должны уходить у клиента на заполнение своего запроса, 1 - это одна секунда на прием, 0 - никакой ручной работы при исполнении. О такой скорости принятия управленческих решений в рутинных делах профессорско-преподавательский состав ТюмГУ может пока только мечтать.

В открытом письме профессорам России писалось о том, что за последние годы из Института государства и права ушли 9 штатных профессоров и ни один новый профессор не принят. А в ответе пресс-службы ТюмГУ, опубликованном на Ура. ру, вместо объяснения причин данной ситуации, говорится о другом, о том, что в университете профессоров стало больше. При этом не показана структура университетской профессуры: штатные, совместители, отечественные и иностранные. Ведь вместо одного штатного отечественного профессора, можно принять 10 иностранных профессоров-совместителей на 0,1 ставки. Возможно, именно таким способом увеличили численность профессоров. Но, если так и далее будет увеличиваться число профессоров в Институте государства и права, то, например, на кафедрах административного права и финансов, уголовного права и процесса скоро некому будет стоять перед студентами.

«Успешные менеджеры» вместо того, чтобы создавать условия для проведения и публикации результатов научных исследований, имеющих международное значение, вынуждают весь профессорско-преподавательский состав публиковать научные статьи в зарубежных журналах. Такой подход напоминает мне времена Н. С. Хрущева, когда требовалось заниматься посадкой кукурузы даже на Севере.

К тому же вызывает протест практика, когда нас обязывают за свой счет поддерживать журналы наших геополитических соперников. Известно, что английским языком в России владеют не более 14% ученых. А за качественный перевод на английский язык одной статьи мы должны заплатить минимум 20-30 тысяч рублей, что близко к месячной зарплате.

Мой профессорский патриотизм заключается и в том, что я предпочитаю публиковать свои статьи в отечественных научных журналах, тем самим помогаю им не обанкротиться, создаю возможность для их прочтения россиянами, в том числе, моими студентами.

Возможно, «успешные менеджеры» не знакомы с рекомендациями Комитета по науке и образованию Государственной Думы России, опубликованными в апреле 2019 года. В них говориться следующее: Абсолютизация значимости публикационной активности, привела к тому, что приоритетом зачастую становится не результат исследовательской деятельности, имеющий научную ценность и практическую значимость, а просто количество опубликованных в научных журналах текстов. Все это обернулось в мире снижением реального уровня исследований и падением авторитета российской науки. Министерству науки и высшего образования рекомендовано принять федеральную программу финансовой поддержки российских научных журналов, выделить средства на оплату переводов всех статей наших ученых на английский язык. Для прекращения безумной гонки за публикациями, вузам рекомендовано при начислении зарплат преподавателям отказаться от доплат за публикации.

Что касается грантовой политики в сфере высшего образования России, и ее результатов, то эта тема ожидает специального исследования. Некоторые ученые обращают внимание на узкий круг экспертов
и получателей грантов. Иногда даже складывается впечатление, что управленцы от науки раздают гранты лишь своим людям или друг другу.

В прошлом году я участвовал в конкурсе заявок на фундаментальные научные исследования. Тема моей заявки была следующей: «Политико-правовой механизм профилактики и преодоления кризиса в отношениях высших органов государственной власти и народа в современной России». Каждый думающий читатель согласится, что сегодня - это чрезвычайно актуальная тема. Но такие исследования не поддерживаются теми, кто распределяет гранты. Как правило, гранты в гуманитарных науках получают те, кто имитирует науку и занимается «одобрямсом» политики, проводимой высшей государственной властью. Например, среди победителей прошлогоднего конкурса заявок оказалась тема «Принципы конституционного права». Как специалист в области конституционного права, скажу, что такая тема, скорее всего, у профессионалов вызывает скуку, чем приводит доказательства ее фундаментальности.

Сейчас оформляю заявку на грант в очередном конкурсе фундаментальных исследований. Тема исследования: «Политико-правовой механизм переустройства современного российского государства в интересах народа». Тема разрабатывается в рамках моей новой диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук.

Предполагаю, что и на этот раз не буду среди победителей. Причина одна - тематика не соответствует вкусам тех, кто распределяет гранты. Следовательно, к распределению грантов должны быть причастны лишь авторитетные ученые с безупречной репутацией.

В гуманитарных науках важна смелость при постановке новых вопросов. Будучи студентом, вычитал у К. Маркса изречение согласно которому, у входа в науку, как и у входа в ад, должно быть выставлено требование: «Здесь нужно чтоб душа была тверда; Здесь страх не должен подавать совета». С тех пор пытаюсь следовать данному нравственному правилу.

Любой читатель может найти в Интернете автореферат моей докторской диссертации по конституционному праву, которую я защищал в 2009 году. Среди 18 тезисов, вынесенных на защиту, был и такой: в России построено олигархо-бюрократическое, коррумпированное и криминальное государство, которое необходимо демонтировать и приступить к строительству демократического правового социального государства, обеспечивающего достойный уровень жизни народа и свободное развитие человека. «Успешные менеджеры» такой тезис побоятся даже произнести вслух, а не то, что защитить. За эту и другие «вольнодумства» моей докторской диссертации Высшая аттестационная комиссия обязала меня защищать ее повторно в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве России. И я благодарен тем 12 докторам из 15, которые рискнули меня поддержать при повторной защите. Одновременно отвечаю несведущему «коллеге» на Ура. ру, что защита моей докторской диссертации была дважды, а не трижды, ввиду остроты темы.

«Эффективных менеджеров» заботит не столько развитие науки и высшего образования, сколько личное обогащение. Это хорошо видно, в том числе, на примере проекта «5-100». Считаю, что при его реализации в основном доминирует имитация бурной деятельности и пиар, а не реальное развитие науки и высшего образования.

Если же все будет идти, так как идет, то эта же участь ожидает новый проект - «Западно-Сибирский научно-образовательный центр». Пока не видно, что сформированы сильные научные коллективы; не определена тематика фундаментальных научных исследований, а управленцы, претендующие на руководство проектом, имеют весьма скромные научные результаты,

При этом огорчает разрушение научных школ, созданных при Г. Ф. Куцеве и Г. Н. Чеботареве, а также бегство из ТюмГУ ряда авторитетных исследователей, например, занимающихся искусственным интеллектом и нефтесорбентами.

Наши «успешные менеджеры» почему-то не ведут даже разговора на тему, как обеспечить достижение стратегической цели, касающейся лидирующих позиций России в области фундаментального математического образования, физики, химии, биологии, технических наук, гуманитарных и социальных наук. Эта стратегическая цель, поставленная в п. 70 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, ими игнорируется или саботируется.

Теперь, что касается заявления пресс-службы ТюмГУ о том, что конкурсы на замещение должностей профессорско-преподавательского состава университета проводятся честно, строго в соответствии с приказом Минобрнауки России,

Не стану далеко ходить и возьму конкретный пример конкурса на замещение вакантной должности профессора кафедры государственного и муниципального управления ТюмГУ. В Едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих, утвержденном приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 11 января 2011 г. N 1н зафиксировано обязательное требование к квалификации соискателя должности профессора: наличие ученой степени доктора наук. Однако руководству ТюмГУ доктора наук не нужны, поэтому данное требование оно игнорирует, понижая планку – доводя наличие ученой степени до уровня кандидата наук.

В условиях конкурса подчеркивается, что при подведении итогов конкурса его организаторы намерены отдать предпочтение следующим кандидатам: обладателям степени PhD(кандидат наук) ведущих зарубежных университетов; авторам научных публикаций в журналах, индексируемых базами данных Web of Science, Scopus (Q1- Q2); кандидатам, имеющим опыт руководства грантами и т.п.; кандидатам, имеющим успешный опыт работы в ведущих университетах и научных центрах России и мира.

Разве это образец честности и справедливости, когда планка требований к соискателям профессорской должности руководством ТюмГУ специально понижается, а при отборе кандидатов приоритет отдается не отечественным ученым, а иностранцам или тем, кто читает лекции в иностранных университетах?

Или вот еще один пример «честности» конкурсного отбора. В состав экспертов открытой лекции по «Теории управления» не был включен ни один профессор-доктор наук, читающий данную учебную дисциплину. В составе экспертов оказались лишь одни университетские менеджеры. Причем двое из них являются кандидатами наук, а третий и вовсе без ученой степени. Они не читали, и не читают эту дисциплину, не издали ни одного учебного пособия и научных публикаций по ней. Они в этой дисциплине не вполне компетентны, поэтому не могут объективно оценивать содержание такой лекции. Но, видимо, их предназначение состояло в другом. Результат их экспертизы в части оценки содержания лекции был запрограммирован заранее. Неудивительно, что средняя оценка ими открытой лекции составила 3,58 из возможных 5 балов, а оценка содержания лекции оказалась всего 2,75.

При этом, студенты в своих оценках данной лекции были иного мнения. По 8 критериям оценки лекции – средний бал составил 4,97, в том числе, содержание лекции – 5, 0, владение предметом – 5,0, внешний вид преподавателя – 5,0, Самый низкий бал получен за использование юмора на лекции – 4,91. Не скрою, получить такие результаты своей работы в ходе опроса студентов, проводимого Управлением по работе с персоналом ТюмГУ, мне было приятно.

Обращает на себя внимание и тот факт, что при нынешнем руководстве ТюмГУ возникло чрезмерное влияние американцев на жизнь нашего университета. Судите сами: в международном совете университета заседают три американских профессора. И вряд ли они пекутся о конкурентоспособности ТюмГУ. Скорее наоборот, содействуют «успешным менеджерам» и дальше разваливать сферу высшего образования. Добавьте к этому то, что проректор по научной работе – это выпускник американского университета, а некоторые преподаватели читают лекции в США или в Канаде (что одно и то же). А может быть ТюмГУ уже не наш университет? Или такое представительство американцев - это одна из форм их вмешательства в жизнь России? Что-то я не слышал о том, что такое представительство россиян есть в каком-либо американском университете.

Сегодня мы знаем чему способствовало и способствует принятое в 90-е годы прошлого века федеральное законодательство и противоречащие национальным интересам ряд статей Конституции России, которая писалась при содействии и консультациях наших зарубежных «друзей». Нам также известно, как с помощью наших зарубежных «друзей» была проведена варварская приватизация стратегических отраслей экономики. Неужели мы будем продолжать наступать на эти же грабли в сфере науки и высшего образования?

Многие преподаватели ТюмГУ обратили внимание на то, что выставляемые в сети Интернет так называемые МУПы можно размещать лишь на Google, который, как известно, не является российским поисковиком. Предполагаю, что это делается для того, чтобы облегчить контроль учебного процесса из-за рубежа. На мой взгляд, этим фактом впору заинтересоваться ФСБ.

Нам чаще следует задавать себе вопрос, насколько объективны, эффективны и полезны чужие оценки, прогнозы и предложения. Этот вопрос уместен и потому, что России предстоит восстановить свой интеллектуальный и кадровый суверенитет.

Очевидно, что в сфере науки и высшего образования нас вынуждают играть по чужим правилам, и мы ведем себя как последние лохи. Поэтому пришло время сказать предателям национальных интересов: Довольно! Мы намерены положить этому конец! Но для этого нам следует пробудиться, осознать в каком проекте нас заставляют участвовать и начать бороться за свои права и свободы, за восстановления интеллектуального и кадрового суверенитета России.

Мы обязаны создать новую модель управления наукой и сферой высшего образования, основанную на принципах правды и справедливости, защиты национальных интересов. Для этого необходимо отодвинуть от руководящих должностей «успешных менеджеров», проталкивающих и охраняющих западную неолиберальную матрицу. В этой матрице нам отведена роль поставщиков интеллектуальных ресурсов на Запад и Восток. В сфере управления наукой и высшим образованием как воздух нужны авторитетные, умные, деловые и морально безупречные кадры, которые в первую очередь думают о Родине, а потом о себе. И такие кадры в России еще сохранились. Им надо дать шанс. При этом молодой возраст не должен быть главным критерием отбора на должность ректора. Известно, что, например, в Тюмени один молодой ректор уже отбывает срок, а другой отстранен от должности в ожидании решения суда.

Мы должны также понять, что «успешные менеджеры», подготовленные по западным стандартам, оказались несостоятельными решать задачи нового уровня сложности. Они имеют деформированное знание, зациклены на личном успехе и обогащении, они знают не то, что надо знать сейчас для вывода науки и высшего образования России из кризиса. Конкурентоспособность России в сфере науки и высшего образования может быть обеспечена только путем продвижения в сферу управления лучших кадров, преданных России, являющихся образцами интеллекта, деловитости и нравственности.

Для развития науки и высшего образования России нужны не столько субъективные рейтинги, сколько национально ориентированные управленческие кадры, забота о профессорско-преподавательском составе, без которых Возрождение России не состоится.

Естественно, над моей персоной тучи сгущаются. Они начали сгущаться после того, как я отказался выполнить просьбу «авторитетного человека» отозвать свою подпись в заявлении на проведение очередного митинга против мусорной аферы. За отзыв подписи мне обещалась некая помощь. Но я не оправдал надежд авторов этой просьбы и моих несостоявшихся благодетелей, так как своим авторитетом, честью и совестью никогда не торговал и не торгую.

Глядя на иезуитские приемы выдавливания отечественных профессоров из ТюмГУ, иногда хочется уйти подальше от «успешных менеджеров». Может быть, в другое время я так бы и поступил. Но только не сейчас! Дело в том, что не могу не учитывать тот факт, что ежедневно авторитетные люди, профессора, доценты и студенты просят не дрогнуть и идти до конца, а в случае необходимости, они готовы меня поддержать не только словом, но и делом. Некоторые практикующие доценты и профессора даже шлют мне рекомендации, как защищать себя в суде. Надеюсь, до использования этих рекомендаций дело не дойдет, а в ученом совете ТюмГУ возобладает здравый смысл.

На днях получил письмо от известного советского и российского писателя, общественного деятеля Владимира Сергеевича Бушина, в составе 50-й армии прошагавшего от Калуги до Кёнигсберга и принимавшего участие в войне с японцами. В нем он кратко пишет: «Дорогой Владимир Иванович, Третий Белорусский с вами. На том берегу для нас земли нет! Rot Front! No pasaran!(Они не пройдут! – В. О.). Жму руку».

В письме он приложил свою статью «Человеческий фактор тогда и ныне. Размышления ветерана на Параде Победы»(рекомендую всем прочитать, она выставлена в Интернете). Не скрою, при чтении его письма и статьи на моих глазах выступили слезы.

В своем ответном письме я написал: «Уважаемый Владимир Сергеевич! Огромное спасибо за моральную поддержку и низкий поклон Вам за Ваше мужество на военном и литературном фронтах! Похоже, мы подошли к черте, когда словами главного лозунга страны и народа должны быть «Родина или смерть!». Спасибо также за Вашу блестящую статью!».

Могу ли я подвести В. С. Бушина, настоящего гражданина и патриота России? Ни при каких обстоятельствах!

Впечатление такое, что правящему классу России безразлична судьба отечественной науки и высшего образования. Вектор развала науки и высшего образования задается наверху, а внизу находятся ретивые исполнители и охранники. Но лекциями и кухонной болтовнёй эту проблему не решить. Нужны коллективные действия и личные поступки.

Для связи мой электронный адрес прежний: oseychuk-utmn@yandex.ru

12.06.2019 г.

Профессор кафедры государственного и муниципального управления, профессор кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета, доктор юридических наук,

лидер Регионального отделения Движения НПСР в Тюменской области (Команда П.Н. Грудинина)

В. И. Осейчук

1 комментарий

Киселев Александр
-1

Пора бы уже прийти к базисной практике отстранения России от демократии. Демократия в России привнесла разруху, и инородное доминирование. Возможно пора бы вспомнить, что именно при демократии мы потеряли основные рычаги власти и управления.