Цель ПДС - спасти Россию от вымирания. Выборы президента – одно из средств.

Главной целью ПДС НПСР должна стать разработка и реализация программы по спасению русского и других коренных народов от геополитического вымирания. Участие в выборах президента - лишь одно из средств.

Россия всё глубже погружается в пучину глобальных проблем. Взяться за решение сразу всех – ПДС не по силам. Нужно выбрать самую главную проблему, решению которой должны подчиняться остальные. Что является главным в человеческой жизни? Сама жизнь в стремлении людей к личному счастью и социальному совершенствованию. Без неё всё остальное исчезает.

В 2017 г. рождаемость в России начала снижаться. Причинами называют в СМИ экономические факторы: западные санкции, кризис доходов, ухудшение ситуации в здравоохранении. Если так – дело поправимое. В действительности же положение намного хуже. Основной причиной явились каскадные демографические реакции, предсказанные 22 года назад (Гундаров И., Независимая газета, 1995, №115). Их суть – в следующем. По законам демографии выраженное снижение рождаемости приводит через 18-20 лет к сокращению численности 18-20 летней молодёжи. Из-за этого уменьшается количество браков, что ведёт к сокращению рождаемости – первый каскадный цикл. Это сокращение автоматически запускает второй каскад с аналогичной последовательностью событий и длительностью в 18-20 лет. За ним начинается третий 18-20-летний каскад и т.д. по затухающей.

В России с начала 1990-х годов рождаемость упала почти в два раза. Если в 1987 г. родилось 2,5 млн младенцев, то в 1993 г. – 1,4 млн, т.е. на 1,1 млн меньше. Возникшая волна демографического провала через двадцать лет привела к внезапному сокращению двадцатилетних людей на тот же миллион. Их стало 1 млн 400 тысяч: сколько родилось, столько и оказалось (за вычетом младенческой и детской смертности). В результате количество населения трудоспособного возраста стало уменьшаться каждый год по миллиону. Если в 2010 г. их было 88,9 млн, то в 2016 – 82,3 млн. Ещё трагичнее спад 15-19-летних. Число работающих подростков за последние десять лет сократилось в 3,5 (!) раза: от 1,4 млн в 2005 г. до 0,4 млн в 2016 г.

Масштабы человеческих пропаж настолько огромны, что не воспринимаются сознанием. Ведь без войны каждый год исчезает по миллионному городу трудоспособных граждан. Экономические потери от не произведённых товаров и услуг составляют ежегодно 1 трлн рублей. (В среднем один работающий человек производит в год более 1 млн рублей ВВП). За десять лет число работающих уменьшится на 10 млн – демографический коллапс. Накопленное недопроизводство ВВП достигнет 45 трлн рублей, т.е. три (!) годовых федеральных бюджета.

Демографическим коллапсом объясняется поразительное сокращение безработицы с 6,3 млн в 2009 г. до 4,1 млн в 2016 г. Численность зарегистрированных в службе занятости безработных упала за 2005-2017 гг. в 2,8 раза: от 2 до 0,7 млн. И это – на фоне ежегодных банкротства тысяч предприятий с ликвидацией миллионов рабочих мест. По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова с 2012 по 2015 год страна потерла 6,8 млн. рабочих мест. Только за второй квартал 2016 г. было зарегистрировано 3166 банкротств предприятий, что на 8% больше предыдущего квартала.

Удивительными темпами растут вакансии. К октябрю 2017 г. количество вакансий, заявленных работодателями в органы службы занятости, составило 1,6 млн единиц, что примерно по 2,2 вакансии на одного официально зарегистрированного безработного. По данным проведенного Росстатом в 2016 г. опроса 3 тысяч российских предприятий, указали на дефицит квалифицированных рабочих как препятствие ведению дел: в обрабатывающих производствах –20%, в добыче полезных ископаемых –13%.

Профсоюзы этому не верят, списывая парадоксы на статистические манипуляции. Но факты – упрямая вещь: безработица падает, и вакансии растут. Премьер Дмитрий Медведев с гордостью приводит эти цифры, доказывая оздоровление экономической ситуации. Тогда как всё дело – в исчезновении работающего населения, скорость которого опережает сокращение рабочих мест. В противном случае безработных было бы сейчас 10-12 млн.

Уменьшение двадцатилетней молодёжи на миллион человек означает сокращение браков ежегодно на 500 тысяч. Соответственно примерно на 500 тысяч у них уменьшится ежегодное количество рождений (при существующей фертильности) – завершение первого демографического каскада. По данным Росстата, брачность упала в 2011-2016 гг. на 27% (с 9,2 до 6,7 на 1000 населения). Это списывают на экономические неурядицы. Тогда как на самом деле главной причиной является каскадность.

Конец первого каскада тут же становится началом второго каскадного цикла. Уменьшение у 20-летних рождений на 500 тысяч приведёт через следующие двадцать лет, т.е. в 2035-45 гг., к симметричному сокращению на 500 тысяч двадцатилетней молодёжи. Их станет всего 900 тысяч. Соответственно на 250 тыс. уменьшится число браков. Вслед за этим на 250 тысяч сократится количество рождений. И всё повторится как в предыдущем цикле. Справиться с этим будет чрезвычайно сложно. Начнётся трудно контролируемая демографическая и социально-экономическая деградация.

Автоматически наступит третий каскад, и к 2055-65 гг. количество двадцатилетней молодёжи скукожится до 450 тысяч. Для сравнения: в 1988 г их было в 5 раз больше. Проведенные расчёты дают упрощённую статистическую картину с целью удобства восприятия. В реальности же драматичность происходящего ещё сильнее. Если каскадную цепь не разорвать, то к концу XXI века коренное население Россия переместится в Красную книгу истории. Русский народ будет существовать ещё долгие годы, но уже не в статусе геополитического субъекта. Так живут в хосписе без надежды на будущее.

Трагичность ситуации начинает осознаваться многими в государственном управлении. По оценке секретаря Совбеза Николая Патрушева: «Страна вступает в наиболее сложный с точки зрения демографической ситуации период…». В «Основных направлениях деятельности правительства» констатируется, что ежегодное снижение численности взрослого населения на 1 млн. человек «…становится одним из серьезных тормозов экономического роста».

Однако что делать для исправления ситуации – ответа нет. Министерство здравоохранения – в растерянности, поскольку умеет бороться лишь с курением, ожирением, высоким холестерином крови и злоупотреблением алкоголя, а они здесь не причём. Совбез уповает на миграцию, но она не спасёт положение. Ведь нужно ежегодно ввозить по миллиону человек, а пример Евросоюза показал невозможность аккумулировать даже 800 тысяч приезжих. К тому же аналогичные каскады в странах СНГ заставят их правительства ввести ограничение на выезд собственных специалистов.

Надежды президента Владимира Путина на эффективность финансовых вливаний и модернизацию здравоохранения оказались иллюзорными. Материнский капитал не изменил траекторию рождаемости, которая нарастала с 1999 г. И на этой восходящей динамике не видно перегиба после 2007 г. Смертность тоже начала снижаться до Национального проекта здоровья, с 2003 г. Младенческая и материнская смертность вообще падают с 1990 г. по непонятным для науки причинам.

К тому же аналогичные позитивные процессы происходят в большинстве стран СНГ, не предпринимавших специальных усилий. Даже наша гордость – увеличение продолжительности жизни до 71,9 лет, вызывает усмешку в сравнении с ближними соседями: у Азербайджана, Армении – 75 лет, у Беларуси – 74 года, у Узбекистана, Таджикистана – 73 года, у Казахстана, Молдовы – 72 года, после нас только Украина – 71,7 лет.

Кто подскажет спасительное решение? На авось проблема не исчезнет. Жалко, если к XXII веку перестанет существовать великий народ, давший человечеству множество примеров восхищения и подражания. Территория с названием «Россия» останется лишь на старых картах, заселившись другими этносами взамен вымирающего русского населения. Остальные российские народы (татары, башкиры, чуваши, горцы и др.) к тому времени уже исчезнут.

Анализ накопленного отечественной наукой опыта говорит о существовании прорывных демографических решений, способных вернуть России былую силу. Но им невозможно пробиться сквозь амбиции «высоких» чиновников, не владеющих даже элементарной статистикой. Требуется серьёзный разговор. Кто предоставит площадку для многопрофильных обсуждений профессионалов? Первым это почувствовал и приступил к объединению патриотических ресурсов ПДС НПСР. Для национальной безопасности нет задачи важнее. Россия должна выжить и снова стать великой.