Постоянно действующее совещание национально патриотических сил России

НУ, ПРАВО, СЛАВНАЯ СТАРУШКА? И БЕССЛАВНЫЕ МЕТАНИЯ?

город-герой Новороссийск, парк им. М.В. Фрунзе

Автор пытается на практике осознать роль православной этики в самоорганизации общежития, оценить влияние текущих научных достижений в исследовании Вселенной на чувства и поведение верующих в быту, предугадать роль эволюции их миропонимания в вопросах религиозного соперничества, в изменении трактовок церковных обрядов и богослужений, церковной организации в целом

                                            НУ, ПРАВО, СЛАВНАЯ СТАРУШКА? И БЕССЛАВНЫЕ МЕТАНИЯ?

                                                                              (СЛОВО, ОБЪЕМЛЮЩЕЕ ВСЕЛЕННУЮ. Часть 1)

                

                 О БЛАГИХ НАМЕРЕНИЯХ И СОМНИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВАХ

 

                По слухам, в среде креативных пенсионеров я числюсь адептом справедливости, дружбы и традиционных духовных скреп, завсегдатаем регулярных бардовских посиделок. Мой сосед по гитарному кругу, назовем его Мишей, ортодоксальный бард неопределенного возраста, напросился вместе пройтись по окончании вечера, щедрого на пироги и музыкальное воодушевление. 

-  Не иначе, как во Фрунзенском парке зонтичные конструкции зацвели, - пытался я предугадать причины озабоченности приятеля, когда мы пробирались закоулками к его тихим и просторным аллеям. Не ведая замысла архитектора, положившего эти деревянные пятиугольники на основания пятиметровых пятигранных пирамидальных конструкций, уткнувшихся в землю своими вершинами, я попробовал заговорить об их загадочном символизме. Но мои зонтичные ассоциации были встречены задумчивым молчанием. Растолкало нашу беседу лишь его наболевшее и личное. Не удается ему, видите ли, найти решение нарывающей бородатой проблемы. Образцы явленных мне обреченности и грусти вполне сгодились бы городскому театру им. В.П. Амербекяна. Да и борода обещала быть заколдованной, черноморской. Вместе нам предстояло дойти до Кутузовского круга, это минут сорок. Цена времени росла с каждым нашим шагом.  Прервав словесные пустяки, я энергично бросил:

- Ну, что там у тебя? Колись! – и перешел на ту сторону, с которой, как я знал, у Миши было более чуткое ухо.

- Ты помнишь, где я живу? – начал он – В пятиэтажках в районе Бригантины. У меня двушка поперек дома. А в соседнем подъезде с ней граничит трешка. Там ещё со времен сдачи дома живет верующая.  Теперь ей лет около семидесяти. Я зову её Верой Тирановной. Не смейся, узнаешь почему - согласишься. Так вот, уже лет не меньше сорока до сего високосного года эта христианка, отгородившись от соседей железной дверью, крутит в своей звонкой зале записи церковных служб, особенно длинных и громких по праздникам. За залом следуют наши спальни. Там у неё беснуется другая аудиостерва – теперь это телевизор. Еще мои покойные родители, Царствие им Небесное, жаловались, что живут как в церкви, но терпели, из уважения к вере. Когда становилось невмочь, били ладонями в стенку. Вера Тирановна милостиво убавляла громкость, а то и уносила гаджеты в дальнюю комнату. Последние лет десять слышны и живые монологи, мало похожие на проповеди. Голос батюшки мне  не нравится – высокий, резкий, сухой. Теперь вот узнал, что у Веры Тирановны прогрессирует глухота. От неё самой. Повстречались во дворе. Я поздоровался и к ней с просьбой – дескать, нельзя ли сделать тише и короче церковные песнопения? Культурно так, без наезда – сам ведь тоже допоздна пою и играю. Она мне твердо и ясно так: мол, никак не могу, плохо слышу. Попросила, видишь ли, свою соседку установить нужную громкость: что в телевизоре, что в проигрывателе, и от тех настроек ни на волос отойти невозможно. Сознательная инвалидка, да? Телевизор её начинает работать с пяти утра и смолкает только к вечеру. Бывает, раньше,  когда Вера Тирановна, подкрепившись, по хорошей погоде отправляется во двор к своим цветам и газонам. Это, видишь ли, поприще её общественного служения. Когда я заметил ей, намекая на закон о тишине: - Зачем же в пять утра телик включать? Она мне запросто так, - Да я ведь, как божья птица, в семь вечера уже ложусь, а в пять встаю на зарядку. Врет старая, особенно по части зарядки, так как по её телику преимущественно болтовня на один или на два голоса, да пляски и гульки с визгом под гармошку с пяти утра! Никак не пойму, что это за канал, но голоса ведущих одни и те же. Короче, сам понимаешь, с пяти до восьми утра я в тревожной дреме и молюсь, что б вразумил её Господь. Досыпаю, когда уличный шум наберет силу и зальет треп её динамиков. Между прочим, я ложусь не раньше двенадцати ночи – тихо, сам понимаешь, заниматься можно и дел куча! 

- Ну, может не так всё суицидально? – встрял я, потянув на себя лавры Тимура Шаова. Миша как раз разглядывал кучку целующихся подростков, равняющих высоту своих неумелых губ на ступенях памятника В.И. Ленину. Вождь пролетариата с укором смотрел в окна обрамленного огнями Белого дома городской администрации. 

- Если бы! – он нервно вздохнул, - Церковь за стенкой только часть проблемы. У меня на потолке – гостиница! Ещё год назад двушка, что надо мной, сдавалась посуточно. Не только я, весь подъезд натерпелся: ночные разборки, переговоры со всем светом, караванный топот. Совет дома добился от собственника расторжения договора. Теперь заселилась молодая чета мигрантов с очаровательной дочкой лет трех-четырех. Вроде нормальные, но водят друзей, а может они все родственники. Иногда, без всякого предупреждения, вдруг, организуют тусовку с музыкой и песнями. Лично я не против, но меру знать надо! Сидят и конкретно трамбуют дом психоделикой до двух-трех часов ночи. Стены и перекрытия вибрирует так, что никакой хрен в ушах не помогает. Соседям двери не открывают, телефоны заблаговременно отключают. Пугаются только, когда та или другая обезумевшая соседка громогласно имитирует вызов полиции, сопровождая его ударами ног и рук в их стальную дверь. Что ты! Никаких извинений! Утром разъезжаются, как ни в чем не бывало, молодые, бодрые, счастливые, кто на тачке, кто на моторашке или электросамокате. Если смотреть на их лица вблизи, раздражение заметно стихает – вроде как лекарство из будущего принял. Но, это у меня. Другие соседи, кто в годах и болеющие - страдают. Как все это обуздать? Законы написаны не по-русски и не для русских. Может, что подскажешь? В рамках совести, ну, и закона тоже? Может чего и святые отцы присоветуют. Православные заповеди ещё в авторитете у верующих?

- Да…, беда...! Идея о том, что всё, что не запрещено законом, можно – то ещё дышло! Надо подумать, - обнадежил я, группируясь у перехода на Кутузовском круге. Миша кивнул как-то обреченно. Мы прощально хлопнулись ладонью о ладонь и разошлись каждый в свою сторону. 

                Мне не спалось. Я пытался из разбуженных и копошащихся в памяти смыслов, заимствованных из трудов по философии, правоведению, по истории культуры, синтезировать концепт-молекулу решения проблемы. Критерием его пригодности я положил требование оставаться в круге лиц, социально близких создавшим эту проблему. Камушки таких смыслов бесшумно трепыхались на донышке вертящегося в голове калейдоскопа. Множа ассоциации, роясь в гальке памяти, я наращивал красоту мозаик, пытаясь в их узорах угадать социальный ген будущего решения. Вместо часов неугомонно и неровно стучало сердце. Из тумана размышлений, неслышно качаясь на волнах дремоты, общим галсом выплывали  крамольные мысли.

Что было главным в картине мира, что определяло веру в прежние века? Земля – центр, Бог – на небе, Ад – под землей. Истина в книгах и она абсолютна. Отрицание её равносильно смерти. Средневековые радикалы Коперник и Джордано Бруно провозгласили один за другим бесконечность мира, точнее – бесконечное число миров! Это породило в последующем сомнения – понимаем ли  мы, что есть начало, и что конец времен? Казалось, теологи и астрофизики нашли компромисс, выдвинув теорию «Большого взрыва». Она, впрочем, сдвинула начало на 13,8 миллиардов лет назад, а конец на десять в сто тридцать девятой степени лет. В конце этих времен, вещала астрофизика, пространство разгладится и испаряться даже черные дыры. Действительность выглядела невероятной. В последние годы всевидящий глаз телескопа-интеллектуала по имени Джеймс Уэбб заглянул за красную черту достигнутого с таким трудом консенсуса. Тем самым он кардинально раздвинул, если вообще не стер, границы наблюдаемых миров. У всех, от японского провидца Митио Каку до христиан на всех континентах, испарилось понимание того, что называлось началом, концом, верхом и низом, серединой и границей. Земля стала осознаваться коротко живущей пылинкой, затерявшейся в бескрайних просторах вселенной. Как быть теперь с локацией Творца всего сущего, где может, а где не может существовать человек? Да и есть ли у него дом? Характерная для христиан растерянность преодолевается теперь инверсией статуса человека: он из сына Божьего превращается в личность галактического масштаба, прежде всего, интересную самому себе. У этой личности нет своего символического места духовного обитания, нет и надежного убежища для её бренного тела - нет нигде, во всей вселенной. Меняет свое направление и поиск смысла жизни? В прежние времена его трактовали как служение, стремление понять и исполнить в земной юдоли замысел Бога. Теперь же, когда Бога-Творца поглотила бесконечность, когда человек осознал себя сотворенным непостижимой матерью-природой, он, как личность, стал считать себя её таинственной целью, призванной созидать. Творить и шагать – вот Его дело. Дорогу знает только Мать и не откроет её никому. На этом пути все будет её заслугой и её виной. Инструментами созидания становятся наука, технологии, педагогика, экономика, политика, которые отделяются от христианской веры и её заповедей, строят свои законы автономно. Но религиозность не исчезает – её примеряет на себя культура. Христианство с его догматами уходит в стойкую оборону. Его основы, каковыми являются Откровение и учения святых Отцов церкви, вынуждены в новых условиях и в новых терминах утверждать свою истинность. Потрясения нового времени множатся. Человек, если он не личность, не гений, перестал восприниматься как высшая ценность. Он - лишь часть непостижимой природы. Находится ли он под дланью Бога, обнимающего мир? Вряд ли это бесспорно. Личность, тем более гениальная, возвышается благодаря оттеснению Бога, а в какой-то мере, и против Бога. Верно ли утверждение, что неограниченная власть отбившегося от рук Искусственного Интеллекта и превратит его в Антихриста? 

                Занимался рассвет. Мысли приобретали расчетливо рациональный характер. Одинокая верующая женщина в трехкомнатной квартире, в центре города. У нее на дому батюшка регулярно проводит нечто вроде богослужения. Свободное движение звуков, амплитуда вибраций указывает на минимум обстановки. Можно предположить, что она завещала свою жилплощадь некой христианской общине и смысл её теперешней жизни в подготовке к достойному её святости погребению. В разговорах по поводу бесцеремонного превращение квартиры в филиал храма трудно одной заповеди противопоставить другую, перехватывающую верховенство. Справедливое решение нуждается в измерениях меры и гармонии. К счастью, сегодня достаточно пригодных для этого средств. Годятся, например, аудио- и видео регистраторы мобильных телефонов. Несложный сценарий съемки, совместимый с навыками ищущего справедливость соседа, отразит психологические стороны конфликта, степень взаимоуважения противоборствующих сторон. Сгодятся и свидетельские показания: в части истории конфликта, материальных следов и обстоятельств, не зафиксированных гаджетами. Припомнилось, что ссылаясь на жильцов, Миша упоминал о борьбе Веры Тирановны со злыми духами, порчей: свой коврик на площадке она время от времени поливает пахнущими настоями, а то и мочой… Призывать к участию в такого рода распрях Роспотребнадзор все одно, что пожелать Хаймарсами выпотрошить стадо кильки. Справочники времен СССР с указанием гигиенических норм инфразвука, бытовых шумов, вибро- и аудионагрузок в жилых помещениях и на рабочих местах, новой властью признаны устаревшими. Естественно, поскольку тогда защищали здоровье человека, его право на безопасный труд и благоприятную окружающую среду, а теперь у нас в приоритете прибыль и интересы бизнеса. 

                Падающие в окно почти горизонтальные солнечные лучи, освещающие каждую пылинку на лакированных плоскостях пианино, заодно подсветили и донышко калейдоскопа с вдруг сложившейся мозаикой долгожданного решения. Его краеугольным камнем представилось понятие «территориальная автономия», что означает самоуправление в рамках конституции. Решения её администрации, принятые в пределах прописанных автономных прав, не могут быть отменены ни органами государства, ни распоряжениями публичной власти, в ведении которой территория состоит. Автономия вправе вырабатывать и проводить в жизнь собственные нормативные акты, уставы, положения и т.п. Светом истины из подсознания вырвались – фотоэффект – Мишины словесные картинки большой, чуть ли не две трети гектара, придомовой территории его дома, щедро освещаемой утренним и послеполуденным солнцем, с её райскими цветниками, фруктовыми деревьями, окружившими посыпанную гравием просторную детскую площадку. И правда, чем не автономия частный МКД, стоящий на своей земле? Администрация - Совет дома, законно избранный собственниками и зарегистрированный ГЖИ. Ему и только ему одному принадлежит право решать как в этом шести подъездном, пятиэтажном, девяносто квартирном общежитии следует проживать. Так, чтобы все неудобства устранялись, а противоречия разрешались в атмосфере взаимоуважения, взаимопонимания и разумной терпимости, на паритетных началах, добровольно. Разогреваясь, мысли, циркулирующие в голове, наконец, достигли нужного творческого давления, и струя горячего письменного пара энергично заскользила по  лопастям клавиатуры электронного ветерана “Toshiba”.

 

                                                                                        РЕШЕНИЕ

                                                               общего собрания собственников МКД 

 

С целью обеспечить право каждого собственника использовать по назначению принадлежащие ему жилую площадь и прилегающую к МКД территорию, не допускать превышения всеми согласованных уровней шума, вибраций, загрязнения атмосферы, иных видов трансграничного воздействия, вне границ отдельного жилого помещения – их источника, в частности при проведении культурно-развлекательных мероприятий и (или) социально-бытовых работ, когда на конкретные факторы негативного воздействия указывают соседи - собственники или их квартиросъемщики, утвердить, приобщить к документам на собственность в качестве обременения, а также включать в виде раздела в договоры найма и ареды следующие правила досудебного урегулирования споров, размеры и порядок взыскания штрафов за отказ от их исполнения.

                - Игнорирование или отказ от вступления в переговоры с одним или несколькими соседями, требующими устранения негативных воздействий, если такие требования выражены непосредственно и зафиксированы инструментально, собранные материалы приняты к рассмотрению Советом дома - наказывается штрафом, налагаемым на собственника квартиры – источника негативного воздействия в размере двух тысяч рублей.

                - Игнорирование выдвинутых требований или такое их частичное удовлетворение, с которым страдающая сторона не согласна, продолжает настаивать, отказ от продолжения переговоров и последующих попыток урегулировать спор, если надлежащие инструментальные или свидетельские показания об этих фактах прияты к рассмотрению Советом дома, - наказывается штрафом, налагаемым на ответственного квартиросъемщика или арендатора квартиры в размере трех тысяч рублей. 

                -  Игнорирование процедуры ознакомления с Актом, составленным Советом дома по материалам о нарушении, согласно предписанному порядку урегулирования значимости оспариваемых воздействий, отказ письменно подтвердить получение копии Акта на руки для последующего добровольного удовлетворения наложенных взысканий, что подтверждено инструментально, с участием не менее двух свидетелей, - наказывается штрафом в размере пять тысяч рублей, о чем в Акте вносится дополнительная заверенная запись. 

                - В случае отказа от уплаты штрафов, предусмотренных Актом, в порядке досудебной компенсации нанесенного соседям морального и физического ущерба в течение 30 календарных дней, Совет дома обязан подать судебный иск на взыскание с нарушителя суммы физического и морального ущерба в размере тридцати тысяч рублей, штрафы в том числе.

                - При наличии добровольного согласия, о чем нарушитель уведомляет Совет дома, им в течении десяти календарных дней с даты, соответствующей актированному событию, производится оплата всей суммы штрафов на счета и в размере, указанных в Акте. А именно, тем соседям, которые признаны пострадавшими - в размере, пропорциональном принадлежащей им жилой площади, оказавшейся в зоне воздействия, по реквизитам (копиям  QR - кодов), указанным в платежных документах за ЖКУ (Городским расчетным центром) в порядке внесения аванса…

                Мы присели на лавочке в парке им. М.В. Фрунзе. Я протянул Мише пять листов текста и попросил прочесть его критически и со всем вниманием. Мои глаза следили за тем, что читают глаза Миши, и за его лицом, пытаясь уловить признаки одобрения. Наконец, он дочитал до конца и неровно вздохнул. 

- Не думаю, что собрание с такой повесткой наберет кворум. Но пусть даже и наберет, и примет какое-то подобие этого решения. Как его слово делом отзовется. Какой Совет дома, работающий на безвозмездной основе, согласится с обязанностью ходить по судам, вдаваться в детали того, какие аудио- видеозаписи могут быть доказательствами, какие – нет. Да и размеры штрафов, как они обоснованы? Что у них общего с КОАП? Наконец, ты подумал о негативных последствиях таких методов защиты интересов? Кто-то додумается требовать от соседей выключать Wi-Fi – дескать, вредное круглосуточное облучение, а в доме служебный есть, мощнее раз в десять квартирного…

- Да, понимаю, -согласился я, - есть о чем подумать. Слушай, а давай у людей спросим! Сейчас так просто – раз, выложил задумку в интернет и только успевай комменты с умом разгребать.

- Куда ты выложишь эту твою задумку? Это же, как на вершине горы Колдун, на заборе у пограничников повесить объявление о, прикинь, раздельном сборе мусора. 

- Письмо, письмо! – с советским неистребимым энтузиазмом выдохнул я. – В газету «Новороссийский рабочий»: тридцать тысяч подписчиков и семьдесят – читателей. Там Главный редактор – легенда! Интернет в плюсе! МКД, как твой, в городе штук пятьсот, не меньше! А всего у нас больше двух тысяч многоэтажек! В домах двадцать первого века, даже в элитных, звукоизоляция в ауте! 

После этих взаимно убедительных доводов, мы, подгоняемые южным ветром и освещаемые зовущим весну солнцем, резво рванули на ул. Грибоедова, надеясь застать на ответственном посту очень большого и славного человека, защити его Господь своей благодатью и даруй ему духовных сил, чтобы устоять в правде.

 

                 ВОЙНА ВСЕХ СО ВСЕМИ? А БЕЗ ФАНАТИЗМА ПОГОВОРИТЬ?

 

                Очень большой и славный человек, Гл. редактор газеты «Новороссийский рабочий» Бурлаков Владимир Михайлович, как нам поведала редакционная дежурная, был на больничном с неопределенным прогнозом на выздоровление.

- Чего тянуть? - сказал Миша – пошли в другую редакцию, например, в «Нашу газету» или «Наш Новороссийск». 

– Нет, брат, - сказал я – эти «наши» не наши с тобой, а их газеты – тех, кто кормит горожан событийной информацией без каких либо духовных рассуждений и оценок: ДТП, например, заселили новый дом, стали финалистами, ликвидировали последствия, отремонтировали памятник или переложили плитку на набережной. Наше письмо там даже читать не станут, поскольку в нем рассуждения и мнения граждан незначительных, само собой, неуважаемых, по сути ничтожных и бессмысленных. Короче, нам в роли социальной «перхоти» события, общественные явления создавать или обсуждать не дозволено свыше, проверено уже.

– А если опубликовать письмо на сайте «Краснодарское время», - гоношился Миша, - помнишь, ты туда новогоднюю сказку про телепатию посылал – мне понравилась. 

– Во-первых, не краснодарское, а красноярское время. А, во-вторых, сайт давно уже закрыли без объяснения причин. Там бы наше письмо точно взяли. Костя Щепин почитал нас людьми значительными, объективно и всесторонне рассуждающими о социальных явлениях жизни. 

– Зачистили, значит, жаль! А как тот сайт, где доктор Редько, важняки академики, вирусологи, юристы нас от ковидобесов защищали? - не унимался приятель. – Ты там за Грудинина топил на выборах 2018 года, его не прихлопнули? 

– Да, есть такой, - отозвался я, досадуя на опрометчивую саморекламу в надежде читать комментарии, – вчера узнал, у них тоже нарисовалась проблема: на администратора сайта, спеца по геополитике и экономике, верующего православного человека, завели уголовное дело по 282 статье. Представь себе, за оскорбление чувств верующих. Оксюморон?!

- Он что, публично сам себя унизил и обругал, как верующего? – удивился Миша.

- Да нет. Он услышал в новостях, что конгрессмен из США Джейми Раскин православных всея Руси объявил ничтожными и подлежащими уничтожению вместе с Россией. Вот наш Кирилл Евгеньевич и ответил ему публично, культурно так, в пределах нормативной лексики и права.

- Эээ, так этот Джейми, разве он не оскорбил чувства православных, не напал первым?

- Конечно, оскорбил! По факту он заявил о себе, как о сообщнике антихриста, созданного Люцифером сатаночеловека, чтобы он противостоял Иисусу Христу и Имзаповеданному мироустройству.

- Ну, так в чем же дело? Запрещенные нашим законодательством призывы налицо. Почему бы Егосвятейшеству Кириллу не заявить о них в СК Александру Ивановичу Бастрыкину. Дескать, по факту вызывающего нарушения российского законодательства, ст. 282 УК РФ об оскорблении чувств верующих, прошу объявить Джейми Раскина в международный розыск и просить Верховный Суд выписать ордер на его арест. 

- Миша, хватит ёрничать! Я припоминаю, что в 2015 году президентом был инициирован и подписан закон, объявляющий Священные книги Танах, Библию, Коран и Ганджур, духовной основой соответствующих вероисповеданий, запрещающий рассматривать их или иным образом спрягать с экстремизмом.

- И что? РПЦ одобрила этот закон? Выходит и Ветхий Завет с его идеей о гегемонии иудейского царя над всеми другими?

- Одобрила, правда, помнится, с оговорками. Я вот о чем подумал. Может дело не в том, что Мямлин опубликовал отповедь Раскину, апеллируя к противостоянию идеологий. Может он в полемическом азарте нарушил ту заповедь Нового Завета, которая призывает христианина возлюбить врага своего? Как ты думаешь, это потянет на оскорбление чувств верующих на собственной стороне?

- А я тебе о чем толковал! Он, выходит, не иудейских верующих оскорбил, а своих, христианских! Понятное дело, ввиду имевшей место злостной провокации.

- Да ладно тебе, не стоит нагнетать. В этой духовной перестрелке без батюшек не разберешься!

- Слушай, а этого вашего Мямлина народ, упертый в телик, знает?

- Трудно судить! – аналоговый выкинул, а цифровой так и не завел. Думаю, не знает. А вот, кто книги читает, те знать могут. Он классный публицист и книгу издал «Высокий коммунитаризм как русская идея». Впрочем, ты, Мишутка, сдается мне, таких книг не читаешь? 

-  Это что, вроде «Капитала» Маркса?

- Нет, это сродни расследованиям, о которых пишет Татьяна Васильевна Грачева. Я давал тебе почитать её «Новую Хазарию». Тебя тогда потряс её обзор деятельности ЧВК. Не зря она в Генеральном штабе лекции читала.

- Ну, она - голова! Что ж мы итожим? Чем мы истине поможем?

- Да, вопрос. Это тебе не глохнущую бабусю в наплевательском отношении к ближнему упрекать. Тут коллективная защита нужна. В иудаизме, в исламе все прописано жестко, до смертного боя, никакой расслабухи и растерянности из-за рекламы затратных завихрений в понимании мироздания. Их верующие и раньше и сегодня с оружием бьются, теперь вот в Газе: иудеи - за восстановление Третьего храма, за Тысячелетие субботы, мусульмане – за сохранение мечети Аль-Акса , против восстановления, за которым последует мировой беспредел.

- Слушай, а, может, и вправду нам батюшкам поклониться, наставления и благословения попросить? Ну, если сами в дело не вмешаются. Оно то - православное. В Свято-Успенском кафедральном службы впечатляют. У них и классы есть для занятий с верующими.

- Можно, конечно, но боюсь - толка не будет. Общался с ними: хотел узнать, почему наша РПЦ в лице митрополита Волоколамского Илариона подписала Меморандум о новом мировом порядке – не ответили ни здесь, ни из Московского патриархата. Мы коллективное письмо верующих правящему епископу Феогносту передавали, но и он нас не принял. 

- Время идет, многое меняется, - обнадежил Миша. - Давай так. Ты кладешь все наши мысли на бумагу. Я с  письмом и с книжкой про коммунитаризм - к батюшкам, а ты давай публикуйся, где можешь, и собирай комменты! - Мне показалось, что он уже отождествил наших будущих читателей с той могучей кучкой триллионеров, которые обсуждают в Давосе идеи, пропагандируемые журналом «TheEconomist».

- Вот увидишь, - предположил я - про, право, славную старушку и про «уголовные» интриги с чувствами верующих читать, конечно, будут, но вот комментировать – ни, ни. Могу спорить на двадцать пять блинов собственной выпечки! 

На столь заманчивый залог в споре Миша невольно облизнулся. Мы договорились подвести итоги наших гражданско-правовых и православных порывов где-нибудь в конце марта, после выборов, когда Великий пост вызовет массовое просветление мыслей и побудит всех  к стяжанию Духа Святаго.  Ударив по рукам, выдохнув заветное: - Аминь, - мы разошлись с надеждой отыскать истину.

313 0

комментариев нет