Нищета экономики или экономика нищеты

Наши ученые-экономисты и руководители экономического блока правительства не понимают сути процессов в экономике и поэтому не могут предложить конкретные, эффективные и понятные каждому меры по улучшению экономической ситуации в России. Создаваемая и управляемая ими экономика ведет к нищете населения, т.е. ее можно назвать экономикой нищеты.

На такой заголовок меня вдохновила книга К. Маркса «Нищета философии», написанная им в 1847 году, как критика книги П.-Ж. Прудона «Система экономических противоречий, или Философия нищеты». Сам Маркс о своей книге писал: «в этой книге содержится в зародыше то, что после двадцатилетнего труда превратилось в теорию, развитую в „Капитале“».

Углубляться в теорию не буду, но замечу, что, на мой взгляд, эта работа К. Маркса сегодня более актуальна, чем труды многих наших записных экономистов.

Говоря о нищете экономики, я имею в виду тот факт, что наши ученые-экономисты и руководители экономического блока правительства не понимают сути процессов в экономике и поэтому не могут предложить конкретные, эффективные и понятные каждому меры по улучшению экономической ситуации в России. Создаваемая и управляемая ими экономика ведет к нищете населения, т.е. ее можно назвать экономикой нищеты. 

Как же мы дошли до жизни такой?

Главной особенностью российского капитализма является то, что он построен коммунистами. Главный строитель – член ЦК КПСС Б.Н. Ельцин, а главный идеолог – редактор журнала «Коммунист» Е.Т. Гайдар. Их усилиями современный российский капитализм из стадии «капитализма государственного» (каковым он был по существу в советское время, хотя и назывался социализмом), перешел сразу в стадию «капитализма загнивающего», т.е. в стадию империализма.

Ситуация была простой. С одной стороны, в стране не было еды. С другой стороны, вокруг столько богатств, а мы (политическая элита) здесь сидим, «как дураки». Оттерли М.С. Горбачева и начали строить капитализм по своему разумению. Как вспоминает Павел Вощанов (пресс-секретарь Б. Ельцина в 1991-1992 г. г.), разумение было одно – хватай все, что и сколько можешь. Об идеологии, по его мнению, речь почти не шла. То, что расхватали, на всякий случай (пока не отняли), прятали за рубежом – 90% крупного бизнеса находится в офшорах и России не принадлежит. Да и многие новые хозяева бывших наших промышленных гигантов уже не совсем граждане России. К тому же, можно предположить, что наши олигархи напуганы делом Юкоса (того и гляди все отнимут) и уводят свои капиталы, по возможности, за рубеж. Это объясняет многое, но не все.

Существует легенда, что в 1991 году наша страна находилась на грани краха – продуктов питания оставалось на несколько дней – и лишь благодаря реформам Е.Т. Гайдара Россия была спасена. Это – правда, но не полная. Дело в том, что продуктов в России было больше, чем теперь. Согласно Росстату, в 1990 году сбор зерновых и зернобобовых культур составил в России 116,7 млн. тонн, а в 2018 – 112,9 млн. тонн[1]; поголовье крупного рогатого скота за тот же период сократилось с 57 до 18,6 млн. голов[2], а свиней, овец, коз – с 96,5 до 46,6 млн. голов[3] и т.д. Другое дело, тогдашнему правительству не хватило квалификации, чтобы грамотно организовать распределение и доставку имеющихся продуктов до потребителей. Но проблему оно решило, хотя и не лучшим образом, – население от голода не умерло. Кто-то может сказать, что теперь мы выживаем, благодаря поставкам продовольствия из-за рубежа. Но если бы сегодня мы производили столько зерна и мяса, сколько в 1990 году, был бы не нужен импорт продовольствия, доля которого в общем объеме продовольствия на нашем рынке в 2017 году составляла 23%. 

Проблемы в экономике появились не сегодня. Не заладилось с самого начала. Как писал в статье «Разрушение России» в 2003 году нобелевский лауреат Дж. Стиглиц, «никакое переписывание истории не сможет изменить того факта, что неолиберальные реформы в России привели к чистейшему экономическому спаду».

Объяснить и понять некоторые особенности нашей экономики позволяет теория, разработанная в начале двадцатого века общепризнанным классиком мировой экономики Йозефом Шумпетером.

Предприниматель по Й. Шумпетеру – главный субъект экономического развития. Именно благодаря его активности осуществляется технический прогресс, "взламывается" стационарная ситуация и экономика получает стимул к развитию. Главными мотивами предпринимательской деятельности становятся саморазвитие личности, успех, радость творчества. Предпринимателем движет жажда деятельности и воля к победе.

Основу существования капитализма Й. Шумпетер видел в частнопредпринимательской системе классического типа, основанной на мелкой и средней собственности.

При накоплении богатства, возникновении корпораций происходит деперсонализация инновационной деятельности, меняется культура и характер мышления. Главными фигурами в деловом мире становятся Менеджеры, управляющие крупных корпораций. Но менеджер обладает совершенно другими чертами, нежели предприниматель, и вместо стремления к нововведениям (в переводе с русского на новорусский нововведения и есть инновации), риску и независимости мы видим осторожность, стремление к продвижению по службе и власти, к согласованности принятия решений на всех уровнях. Да и само поведение менеджера, предполагающее верность, послушание, безотказность не имеет ничего общего с поведением предпринимателя. Исчезает фигура предпринимателя – исчезает и возможность экономического развития. Таково мнение Шумпетера.[4]

И сегодня это актуально. Например, в России доля ВВП, производимого малыми и средними предприятиями, согласно Росстату (2017), составляет 21,9%, а в развитых странах эта доля составляет 50-60%.

Мы строим не тот капитализм. Мы строим капитализм, который В.И. Ленин называл монополистическим и загнивающим.

Еще один важный фактор – недостаточная компетентность нашей элиты, т.е. тех, кто принимает решения на разных уровнях и в разных отраслях народного хозяйства. Большинство наших крупных промышленников не являются создателями своих производств, а получили их в готовом виде. Для успеха были необходимы ум, сообразительность и стечение обстоятельств. Производственного опыта большинство из них не имело и не имеет. Однако личный финансовый успех дает им уверенность в истинности своего экономического мировоззрения, которое и стало господствующим. Мнения, не попадающие в рамки этого мировоззрения, заведомо считаются ложными. Именно эти люди проводят экономическую политику в нашей стране. Именно с этими людьми на «встречах с предпринимателями» советуется В.В. Путин при обсуждении экономических проблем. Кто сегодня персонально представляет бизнес, а кто сидит в Правительстве, принципиального значения не имеет. В тонкости причин стагнации нашей промышленности не углубляются ни те, ни другие.

Позиция официальной экономической науки полностью соответствует требованиям правящей элиты. И ничего хорошего от такой науки ждать не приходится.

В результате, экономика России интенсивно разрушается. Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвел Минпромторг[5]: «во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80 процентов, что создает потенциальную угрозу, как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта составляет более 90 процентов), тяжелое машиностроение (до 80 процентов), легкая промышленность (до 90 процентов), радиоэлектронная промышленность (до 90 процентов), фармацевтическая и медицинская промышленность (до 80 процентов)». 

Рост доли импортной промышленной продукции начался в 1991 году и продолжается до сих пор, дойдя до 80-90%. Соответственно, российская продукция на российском рынке составляет от 20 до 10%. И эта доля сокращается с каждым годом, несмотря на призывы и указания Президента. Математики легко посчитают, когда эта доля будет равна нулю. 

За годы реформ в России прекратили существование 78 тыс. средних и крупных предприятий, в том числе 35 тыс. предприятий после 2005 года. Чтобы понять, много ли это, заметим, что за годы Великой Отечественной войны было уничтожено 32 тыс. средних и крупных предприятий.

Ситуация в остатках промышленности становится хуже с каждым днем. Незагруженными наполовину, простаивают и досрочно выходят из строя производственные мощности, в том числе на 55% в пищевой промышленности, на 60% в химии, на 67% в машиностроении и т.д. 

Разрушается промышленность, разрушается и социальная сфера. В 2015 году по сравнению с 1991 годом в России стало меньше на 25600 (в 1,6 раза) школ; на 6900 (в 2,2 раза) – поликлиник; на 5000 (в 1,3 раза) – больниц; на 45000 (в 2,1 раза) – детских садов. 

Россия медленно вымирает. Коэффициент смертности в 2017г. составил 12,4 человека на 1000 граждан. По международным оценкам это 207 место в мировом рейтинге из 226 стран. На последнем месте Королевство Лесото – 15,0 на тысячу населения.  В 14 регионах России смертность выше, чем в Королевстве Лесото. Это Брянская, Владимирская, Ивановская, Курская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Ярославская, Новгородская, Псковская и Курганская области, т.е. области с преимущественно русским населением. По сравнению с 1990 г., суммарная численность этих областей сократилась на 19,3%, в то время как общая численность населения России с учетом мигрантов сократилась на 0,74%.

Пятый год подряд падают реальные доходы населения.  Соответственно снижается платежеспособный спрос – главное условие экономического роста.

Разрушая экономику и проводя непопулярные реформы, правительство ведет себя так, как будто ему не хватает денег – повышает пенсионный возраст, увеличивает ставку НДС с 18% до 20% и т.д. 

 

На самом деле деньги в стране есть и даже с избытком. 

Расходы федерального бюджета в 2019 году запланированы в сумме 18,037 трлн. руб. При этом профицит – 1,932 трлн. руб., т.е. 10,7% бюджета оставлено в «загашнике». 

Кроме того, на 1 ноября 2018 г. россияне накопили на депозитах 27,1 трлн. руб., а чистые активы банковского сектора на 1 января 2019 года составили 92,1 трлн. руб.[6]

Как видим, дело не в отсутствии средств. 

В России производить не выгодно. 

Например, на одном из совещаний по развитию агропромышленного комплекса в 2013 году В.В. Путин поинтересовался у К.А. Бабкина, почему находящийся в  Канаде и принадлежащий российским собственникам тракторный завод не переводят в  Россию. В ответ была подготовлена Аналитическая записка, из которой следует, что в 2012 году завод в Канаде получил прибыль в размере 16,4 млн. долл., а при переводе его в Россию он получит убыток 21,7 млн. долл. Главная причина – высокие налоги в России: в Канаде завод заплатил налоги в сумме 47,9 млн. долл., а в России ему пришлось бы заплатить 74 млн. долл. При этом, на заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, а для работы этого завода в России потребуется 65 бухгалтеров. К тому же, в Канаде заводу дают кредиты под 2,3%, а в России – под 11,2%. 

Еще более печальная картина складывается при сравнении налоговой нагрузки на предприятие в России и в США. У них прогрессивная шкала подоходного налога, при которой доход около 1 тыс. долл. в месяц налогом не  облагается, у них социальные взносы 13,3% (у нас 30%), у них нет НДС (у нас 20%) и  налога на имущество предприятий (у нас 2,2%), у них прогрессивная шкала налога на  прибыль, при которой расходы на приобретение оборудования стоимостью до 2 млн. долл. в год уменьшают налоговую базу прибыли и налогом не облагаются. Для примера мы взяли модельное предприятие, предложенное Минфином в «Основных направлениях налоговой политики…», и сравнили налоговую нагрузку на это предприятие в России и в США. Получилось, что налоговая нагрузка на это предприятие в России в 6-8 раз выше, чем в США.   

Высокие налоги – главный фактор, определяющий неблагоприятный инвестиционный климат в России. И это не секрет! Об этом на Петербургском (2019) форуме говорил Герман Греф, а Борис Титов на том же форуме заявил, что «мы ничего не сделали для того, чтобы обеспечить рост национального предложения, чтобы стало выгодно и эффективно работать бизнесу в России».

В результате, предприятия разоряются, а капиталы бегут из России. 

По данным обследований предприятий в 2017 году экспертами НИУ ВШЭ, 10% предприятий находятся в предбанкротном состоянии, лишь 12–14% предприятий, многие из которых аффилированы с государством, чувствуют себя удовлетворительно, остальные влачат жалкое существование. 

Чистый отток капитала частного сектора из России в 2018 г. вырос в 2,7 раза по сравнению с предыдущим годом – до $67,5 млрд. или 4,24 трлн. руб. 

За январь – май 2019 г. из РФ за рубеж ушло 35,2 млрд. долларов. Много ли это? Если считать по курсу в рублях, это больше вместе взятых запланированных на 2019 расходов на образование (829,2 млрд. руб.), науку (680) и здравоохранение (653,2). 

Чрезмерная коррупция, неэффективное управление и некомпетентность на всех уровнях, чрезмерное социальное неравенство, незащищенность прав собственности, несправедливая судебная система и высокие ставки по кредитам ситуацию усугубляют.

Если не поменять экономический блок правительства и не изменить коренным образом экономическую политику, ситуация будет ухудшаться и дальше. 

Экспертами ЭАЦ «Модернизация» (см. www.modern-rf.ru) разработаны меры, реализация которых позволит обеспечить рост экономики, вдвое сократить налоговую нагрузку на производство и одновременно на 14-16 трлн. рублей увеличить ежегодные доходы бюджета. Свои предложения мы направляли Правительству РФ, но получали отписки.


 

[1]Агровести, Итоги-2018, Рынок зерна https://agrovesti.net/lib/industries/cereals/itogi-goda-2018-rynok-zerna.html

[2] https://agrarii.com/k-nachalu-2018-goda-pogolove-krs-v-rossii-sokratilos-na-0-6/

[3] https://www.pigprice.ru/news/tag/2/24494-prirost-pogolovya-svinei-v-2018g

[4] Й. Шумпетер, Теория экономического развития, 1912

[5]«Доля импорта в стратегических отраслях превысила 80 процентов», 10 июля 1014 г., http://lenta.ru/news/2014/07/10/import/

[6] https://www.banki.ru/news/research/?id=10890092

976 0

комментариев нет