Постоянно действующее совещание национально патриотических сил России

Суд над депутатом Шереметьевым: хроники театра абсурда

Суд над Шереметьевым: театр абсурда

Дело оппозиционного депутата Московской Городской Думы Олега Шереметьева, обвиняемого в хищениях из бюджета в особо крупном размере, разваливается на глазах: свидетель меняет показания на ходу, судья кроет свидетеля обвинения почём свет, в зале суда раздаётся хохот, а обвинитель под конец сам отказывается предъявлять доказательства... не поймёшь порой, где находишься: в суде, или в театре.

Действующие лица:

ПРОКУРОР: Считает, что подсудимый выписывал заведомо ложные судебные записки, на основании которых бухгалтерия премировала его штатную помощницу Ирину Кузнецову на общую сумму 2 с лишним миллиона рублей. Тот факт, что часть этой суммы вообще осталась у Кузнецовой, его не останавливает: прокурор считает, что подсудимый, имея возможность забрать эти деньги в любой момент, распорядился ими по своему усмотрению, оставив помощнице… таким образом он распорядился всей суммой (проще говоря, украл).

ЗАЩИТА: Считает, что, поскольку премирование сотрудника не регулируется никакими нормативами и производится на основании служебной записки в свободной форме, следовательно, записки просто технически не могут подпадать под определение “заведомо ложных”. Пассаж про деньги, которые как бы украдены у Кузнецовой, но как бы остались у неё, думаю, комментировать излишне. Защита считает, что Кузнецова, координируя всю работу аппарата помощников, расходовала свою премию на организацию работы помощников, на материальную помощь помощникам и жителям района и пр., о чём Шереметьев знал, но процесс контролировала в первую очередь Кузнецова.

СВИДЕТЕЛЬ ОБВИНЕНИЯ КУЗНЕЦОВА: Утверждает, что практически до самого своего увольнения не подозревала о том, что приходящие ей на зарплатную карточку деньги - это её деньги. Что Шереметев убедил её в том, что это деньги на организацию работы помощников, а потому забирал у неё всю сумму без остатка. На помощников же он эти деньги не тратил, а забирал себе. Незадолго до увольнения Кузнецова впервые увидела служебную записку, на основании которой ей выписывали премии  всё это время, и тогда поняла, что деньги на самом деле - её премия. При этом премию ей, по её глубокому убеждению, выписывать было ну совершенно не за что. Тогда она отказалась отдавать свою премию Шереметьеву, за что он её оклеветал и уволил. Обладает особым талантом к даче взаимоисключающих показаний.

ПОДСУДИМЫЙ ШЕРЕМЕТЬЕВ: Считает, что его бывшая помощница Кузнецова мстит ему за своё увольнение. Поводом для увольнения послужило то, что Ирина Кузнецова во время самоизоляции подписала служебную записку вместо Шереметьева и таким образом премировала сама себя в обход разрешения депутата и закона. Шереметьев подтверждает, что Кузнецова всегда стремилась снять с карточки сразу всю сумму, но не для того, чтобы отдать ему, а потому, что опасалась списания средств: у Кузнецовой были огромные долги за ЖКХ, которые с неё могли списать по судебному решению. Дома свои деньги Кузнецова хранить опасалась, так как боялась не добропорядочности своего сожителя, а потому хранила деньги на работе. Деньги же у неё никто, кроме её сожителя, отнимать не собирался. 

СУДЬЯ: А что считает судья, мы узнаем позже.

 

День первый.

ОБВИНЕНИЕ: Ходатайствует о том, чтобы потерпевшим по делу признали Московскую Городскую Думу. 

Дело в том, что это этого потерпевшим считался глава аппарата Московской Городской Думы, причём как физическое лицо, за причинённый ему моральный и финансовый ущерб. 

ЗАЩИТА: Протестуем. Защите непонятно, каким образом могла пострадать Московская Городская Дума. Деньги на премирование помощников начисляются в виде общего фонда, из них платят зарплаты помощникам, остаток распределяют в виде премии. В случае, если деньги из фонда не потратят (в глубоко гипотетическом случае, ведь таких прецедентов ещё не было), средства возвращаются в бюджет Москвы. Причём же здесь Мосгордума?

СУДЬЯ: Удовлетворяет ходатайство обвинения.

ОБВИНЕНИЕ: Вызывает своих свидетелей, которые в один голос говорят, что Шереметьев - порядочный человек, а Кузнецова - довольно конфликтный.

Занавес, события первого дня заканчиваются.

 

День второй.

СУДЬЯ: Запрещает средства аудиозаписи в зале (по закону разрешены, если судья не скажет обратного).

ОБВИНЕНИЕ: Опять вызывает своих свидетелей, которые сообщают, что Шереметьев - порядочный человек, хорошо делал свою работу, Кузнецова брала на себя огромное количество работы, часто не справлялась, срывалась эмоционально, кричала на Шереметьева, в том числе матом, наложились также проблемы в семье и долги. Под конец своей работы звонила кое-кому из свидетелей и говорила, что Шереметьев не должен быть депутатом, что никто лучше неё не знает, как всё надо делать, угрожала, что лишит Шереметьева депутатского мандата, потому что у неё есть связи в аппарате президента, куда она ходит два раза в неделю, как на работу. Один свидетель вспомнил, как Кузнецова собирала с жителей района деньги в количестве 500 т.р. на экспертизу в связи со строительством Северо-Восточной Хорды, и с тех пор никто не слышал ни про деньги, ни про экспертизу.

Обвинение вызывает свидетеля Кузнецову.

КУЗНЕЦОВА: По-прежнему настаивает на том, что Шереметьев ввёл её в заблуждение, уверяя, что премиальные - это на самом деле фонд оплаты помощников, который она, Кузнецова, должна полностью отдавать ему. В ходе допроса, правда, выясняется, что Шереметьев вводил её в заблуждение на пару с неким бухгалтером, которого Ирина вспомнить не может и опознать не сможет, но под диктовку которого делала всё.

Забегая вперёд, уточним, что личность персонажа бухгалтера суду установить так и не удастся: позже Ирина Кузнецова предположила, что, может быть, видела его не в бухгалтерии, а в коридоре, и вообще это был не бухгалтер. В любом случае, мы надеемся, что следственные органы заинтересуются таинственным недобухгалтером, который вводит в заблуждение помощников депутатов, потворствуя таким образом преступным схемам этих депутатов. Ведь тут у нас, как не крути, преступный сговор получается… 

Далее.

Сцена 1

КУЗНЕЦОВА: Я была в Мосгордуме ещё в 2015 году!

ШЕРЕМЕТЬЕВ: То есть у вас было опыта больше, чем у меня? Следовательно, вы хорошо представляете внутреннюю кухню Мосгордумы?

СУДЬЯ: Это к делу не относится, вопрос снимается, свидетель, можете не отвечать.

Сцена 2

ШЕРЕМЕТЬЕВ: Вы кому-нибудь передавали деньги?

КУЗНЕЦОВА: Да, [помощнику А], уборщице, дежурному, вдове академика В.

ШЕРЕМЕТЬЕВ: А откуда Вы брали на это деньги?

КУЗНЕЦОВА: Из фонда оплаты помощников, который на самом деле оказался моей премией.

ШЕРЕМЕТЬЕВ: То есть, из тех денег, которые вы полностью отдавали мне?

КУЗНЕЦОВА: Да.

Несколько позднее.

СУДЬЯ: Вы кому-то еще передавали деньги, кроме упомянутых?

КУЗНЕЦОВА: Да.

СУДЬЯ: Передавали?

КУЗНЕЦОВА: Нет, кроме этих, никаких денег не передавала.

СУДЬЯ (заметно повышая голос): Так определитесь, передавали или нет?

КУЗНЕЦОВА: Да, передавала.

АДВОКАТ: А откуда брали на это деньги?

КУЗНЕЦОВА: Я платила из своих денег.

АДВОКАТ: До этого вы говорили, что брали их из фонда, который на самом деле оказался Вашей премией. Определитесь, когда Вы правду говорили?

Антракт. Суд уходит на перерыв.

 

День третий.

ОБВИНЕНИЕ: Вызывает свидетеля Кузнецову и бухгалтера.

Сцена 1

КУЗНЕЦОВА: Во время пандемии я выписала себе премию, потому что Шереметьев так приказал и потому, что бухгалтерия не могла с ним связаться. До этого я эти служебные записки в глаза не видела, этим занимался Шереметьев.

ШЕРЕМЕТЬЕВ: Со мной не могли связаться потому, что доступ к рабочей почте был только из кабинета, а я был дома. Почему вы не дали им мои контакты?

КУЗНЕЦОВА: Я дала им почту.

БУХГАЛТЕР: По рабочей почте Шереметьев не отвечал. Да и зачем он нам, мы все финансовые вопросы всегда решали через Кузнецову.

Сцена 2

АДВОКАТ: Вы выписали Кузнецовой премию без подписи Шереметьева?

БУХГАЛТЕР: Почему же? Там же было написано в записке “Шереметьев”. Буквами.

АДВОКАТ: Разве можно выдать премию без подписи депутата?

БУХГАЛТЕР: Нет.

АДВОКАТ: Но вы выдали?

БУХГАЛТЕР: Да.

АДВОКАТ: А что сказал Шереметьев?

БУХГАЛТЕР: Что он не подписывался. Кузнецова обещала вернуть деньги в кассу.

АДВОКАТ: Вернула?

БУХГАЛТЕР: Нет.

АДВОКАТ: Почему никто этим не занялся? Это же убыток Мосгордуме?

БУХГАЛТЕР: Да какой убыток? Это же фонд оплаты помощников… 

 

ОБВИНЕНИЕ: Вызывает других свидетелей, помощников депутата, которые рассказывают, что Ирина Кузнецова кричала на Шерметьева, ссылаясь на тот факт, что их общий друг, покойный академик, в гробу переворачивается из-за Шереметьева.

ОБВИНЕНИЕ: Ходатайствует о том, чтобы суд прекратил рассматривать доказательства обвинения, так как доказательств, как он считает, достаточно, а всё остальное и так лежит в общем доступе.

ЗАЩИТА: Мы против, пусть обвинение продолжает, у них здорово получается!

СУДЬЯ: Удовлетворяет ходатайство обвинения, отклоняет ходатайство защиты.

Занавес.

 

В качестве бонусной программы к нашему представлению, предлагаем вам список вопросов и ходатайств защиты, которые суд счёл нужным отклонить:

  1. Вопрос Кузнецовой: что за деньги она хранила в ящике своего стола, если она отдавала всё Шереметьеву.
  2. Ходатайство об изучении видеозаписей допросов и записи просмотра доказательств с понятыми на основании того, что в протоколе написано одно, а на записи видно другое. Кроме того, показания свидетеля Кузнецовой в протоколе не соответствуют её показаниям в суде.
  3. Вопросы Кузнецовой о её долгах за ЖКХ.
  4. Вопросы свидетелю относительно обстоятельств нападения на депутата Шереметьева со стороны Павла Дубовцева, сожителя Кузнецовой.

Как сказал классик, театр закрывается, нас всех тошнит.

комментариев нет

Читайте также

6 9353
3 6728
6 11290
2 6280
1 6052