Этот стон у нас «деньги» зовется

Если бы нефть и газ добывались по схеме сервисных контрактов, оставаясь собственностью государства Российского, то наш бюджет каждый год пополнялся бы примерно на 8 с лишним триллионов рублей! Например, в 2018 году консолидированный бюджет был бы «толще» на 23 %, а федеральный – на 43,5 %!

Извечный вопрос русского человека: «у кого бы перехватить до зарплаты?» власть Российской Федерации поставила перпендикулярно народу: «Как бы никому не дать денег на зарплаты?». И в этом перпендикуляре вся соль глубинных расхождений партии и правительства с его ядрёным электоратом. Электорат просит денег, правительство отвечает: «Шиш! Их нет, крутитесь сами».

А денег в крупнейшей энергетической державе как гордо именуют порой нашу страну, действительно немного. По объему общего ВВП, мы крутимся в районе первой десятки стран мира. А если взять этот самый валовый продукт на одну российскую душу, то скатываемся уже к шестидесятым местам. Немного денег у нашего жителя за душой.

Собственно другого ничего ждать не приходится. Российские правительства, начиная с гайдаровских проклятых времен, планомерно уничтожали промышленность, производство товаров с высокой прибавочной стоимостью. Соответственно, росла бюджетная зависимость от углеводородных доходов, доля которых сегодня превышает семьдесят процентов. Остальное выкачивают с плебса по негласному лозунгу: «Люди – вторая нефть». 

«Аргументы недели» в цикле материалов «Россия: отстать навсегда?» попытались поставить диагноз нашей экономике, а, следовательно, зыбкому будущему. Диагноз получился неутешительный, но не безнадёжный. Попытаемся вместе с экспертами и вами, дорогие читатели, начать прощупывать твердую почву и ответить на вопрос: «Что делать-то теперь?»… 

 

Экономическая лента Мёбиуса 

Российская экономическая модель подобна знаменитой ленте Мёбиуса. Этакая замкнутая кривая. Ёжику понятно: для того, чтобы перестать дрожать от мировых цен на нефть, точнее вместе с ними, надо расширять производство других товаров и услуг. Но как расширить, если с 1991 года по год 2017 уничтожено 78 тысяч промышленных предприятий? Если только с 2005 по 2015 порезали в пыль 35 тысяч? Потери промышленности во время Великой Отечественной (с 1941 по 1945 года) сравнимы – 32 тысячи предприятий. 

Если отбросить конспирологию о том, что наше место строго у нефтяной скважины и дальше нас никто не пустит, то необходима программа реиндустриализации всей страны, сравнимая с послевоенной. Вновь отбросим аргументы, что сегодня нет управленцев такого уровня, которые могли бы возглавить целые направления, тогда и услышим главное: «Денег нет!», потому что почти нет иностранных инвестиций, поэтому строить ничего не будем». Аргумент отца лжи – дьявола.

Об этих самых иностранных инвестициях все наши министры говорят с придыханием и шепотом, как будто молятся: «Пошли нам, Боже, золотой дождь из долларов и евро!». Ага, сейчас придет такой добрый дядя Джон, у которого американских денег американские куры не клюют, и отсыплет почти безвозмездно на развитие России-матушки. Чиновники фактически расписываются в собственной беспомощности и непрофессионализме. Ну не может огромная страна, сидящая в огромной нефтяной и газовой «луже», зависеть «от доброты» наших заокеанских или европейских партнеров. Гнать надо таких министров мокрыми тряпками по улице Горького, как гнали пленных фашистов!

Так как деньги внутри страны есть, деньги гигантские. Сегодня они оседают в чьих-то карманах, а могли бы просто по мановению руки Дмитрия свет Анатольевича Медведева работать на всю страну, на весь народ. Но обо всем по порядку.

 

Какая-такая Конституция?

Начнем со смешной фразы из статьи 9 Основного Закона РФ: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Иногда ее трактуют так, что недра России принадлежит народу России: «Национальное достояние» гремит реклама. Но все это, конечно, совершенно не так. Недра России принадлежат отдельным гражданам и компаниям. И далеко не чисто российским. Когда, когда у нас отобрали страну?

Сегодня право собственности на всё добытое углеводородное и прочее когда-то «национальное достояние» регулируются неприметным законом № 2395-1-ФЗ «О недрах» (ред. от 30.09.17). Согласно ст. 1.2. «Собственность на недра»: «Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности». 

Кто же выдает лицензию, определяющую права собственности? Правильно! Правительство непотопляемого Дмитрия Анатольевича. Того, который: «Денег нет! Но вы держитесь». Того, который посоветовал учителям идти в бизнесмены. Того перед кем алтайская крестьянка бухнулась на колени, чтобы уговорить барина дать немного денег на ремонт сельской котельной. Барин помялся, но, говорят, денег немного дал. Вот ведь народишко подлый пошел, так и норовит в карман государству залезть! А там не так все густо, как кажется. Своим, понимаешь, не хватает!

Между тем, триллионы рублей ежегодно проплывают мимо государевой казны! Триллионы ежегодно!

- Дело в том, что существует несколько основных видов контрактов в нефтегазовой сфере. Это: концессия, лицензия на добычу, соглашение о разделе продукции и сервисные контракты. Плюс их подвиды. У нас преобладают лицензии на добычу, при которых добытое сырье становиться уже частной собственностью. Если же перейти на общепринятые в мире сервисные контракты, то нефтяная компания всего лишь выступает обычным исполнителем - предприятием, которое выполняет определенный объем работы, получая фиксированную оплату. При этом собственность на произведенную продукцию, в данном случае, добытые полезные ископаемые, не переходит к добытчику, а остается за государством, - говорят Вице-президент Российской академии экономических наук, экс-директор НИИ статистики Росстата Василий Симчера и директор Центра «Модернизация» Михаил Абрамов.

Кстати, именно по этой схеме работала крупная саудовская компания, ведя по заказу государства разведку и добычи нефти. Ребята по условиям контракта получали по 6 центов с каждого разведанного барреля и по 15 центов с добытого. А вот реализаций занимались государство. Соответственно вся прибыль оседала в бюджете страны, а не на счетах посредников, трейдеров и прочих сомнительных нефтедоларовых дельцов

Схема, кстати, выгодная и самим добывающим компаниям. Не надо ломать голову над курсом валют, стоимостью барреля и прочими неподконтрольными тебе вещами. Просто повышай производительность труда, снижай издержки при производстве. Государство тебе стабильно заплатит за выданный на гора продукт. Наш «Лукойл», например, совместно с норвежской компанией выиграл тендер на добычу нефти в Ираке. Багдад платил по 1,15 доллара за баррель. Все мировые нефтедобытчики горло конкуренту готовы перегрызть за такие контракты. 

 

Силуанов, очнись! 

Государство же, становясь монопольным игроком, которому принадлежат добытые нефть и газ, может позволить себе играть в долгую и реально влиять на курсы «черного золота» на международных рынках. При этом весь навар, вся маржа достается не кучке жирных нефтяных котов, а бюджету. В нашем случае бюджету Российской Федерации. 

По этому принципу живет и богатеет Норвегия. Расцвели и застроились небоскребами Бахрейн, Кувейт, Йемен, Саудовская Аравия и Эмираты. Но в нашей стране о сервисных контрактах знают только узкие специалисты. Широкой публике рассказывать о них не велено. Еще бы! Фраза «денег нет» фактически может быть вычеркнута из правительственного лексикона. 

- Мы с коллегой Михаилом Абрамовым, основываясь только на открытых данным, подсчитали, что если бы нефть и газ добывались по схеме сервисных контрактов, оставаясь собственностью государства Российского, то наш бюджет каждый год пополнялся бы примерно на восемь с лишним триллионов рублей! Например, в 2018 году консолидированный бюджет был бы «толще» на 23 процента, а федеральный – на 43,5 процента! При этом без каких-либо серьезных усилий. Просто одним постановлением правительства вместо лицензий ввести систему контрактов. Всё! Извлекаемые богатства и все доходы от них будут однозначно принадлежать только государству. Но никаких движений в эту сторону даже не планируется, - возмущаются Василий Симчера и Михаил Абрамов.

По просьбе «Аргументов недели» они с учётом кратно колеблющихся валютных курсов и цен пересчитали потери бюджета за прошедшие 30 лет. То есть с тех пор как недра перестали фактически быть государственными. Знаете, какая цифра у них вышла? Минимум 200 триллионов рублей. Еще раз – 200 000 000 000 000 рублей! По курсу прошлого года – 3,2 триллиона долларов, включая 2,1 триллион тех самых долларов с начала 2000 года. Эти невообразимые деньги просвистели мимо наших больниц, школ, домов престарелых и благополучно осели в чьих-то карманах в офшорах. Согласно  их принципу  «доходы нам, а расходы вам» народу при этом достались крохи - вместо всего, как в большинстве других нефтедобывающих стран, едва ли 7 процентов общего пирога, И в придачу непрерывно растущие на бензин цены.

И это еще не все потери! Абсолютно не «бьется» статистика нашего экспорта нефти и нефтепродуктов с импортом тех стран, которые их закупают. Хотя логика подсказывает, что если в одном месте продали, а в другом это купили, то «рыбные хвосты» должны совпадать. Однако, по российской отчетности, например, в 2015 году мы заклятым друзьям в США продали нефти на 3,1 миллиард долларов. А по американской и ооновской статистике те за ту же нефть заплатили 9 миллиардов! В том же 2015 Германия закупила российских нефтепродуктов на 27 миллиардов. А ФТС по тем же закупкам отчиталась 10-ю с хвостиком млрд. долларов. Где лишние баррели и доллары, Зин?

- Каждый год мы наблюдаем  эти «нестыковки» зеркальной статистики. В 2018 году, по нашим отчетам,  мы продали США нефти на 4,9 миллиарда. А американская статистика показывает 10,7. Куда ушла половина?! – вопрошают учёные.

 

Дворцы - детям

На этой «радостной» ноте можно было бы и закончить нефтяной сериал, но мы решили хотя бы примерно подсчитать, что можно было бы сделать хорошего за 3,2 триллиона долларов, которые не достались нашей стране. Например, построить и оборудовать более 30 тысяч первоклассных производственных, образовательных, здравоохранительных и культурных объектов, стоимостью в один млрд. долларов каждый. Или по современным стандартам реконструировать, построить и предоставить семьям 32 млн. первоклассных квартир, стоимостью 100 тыс. долларов и площадью 100 кв. м каждая, практически обновив весь обветшалый и непригодный для достойной жизни весь почти 4-х миллиардный (измеряемый в кв. м) жилой фонд страны. Или можно было обновить всю материально – производственную базу страны, оцениваемую сегодня в 180 трлн. руб. По крайней мере, хотя бы кратно повысить нищенские пенсии и пособия для мало обеспеченных семей и хронически болеющих людей. И не собирать с населения по всей стране деньги на лечение больных детей, а лечить их за государственный счет. 

Можно было бы… Но, написав и протолкнув в 1992 году первую версию закона о недрах, не поправив его за прошедшие 28 лет, спрятавшиеся в тени господа обрекли нашу страну на позорное 59 место по уровню жизни.Выше нас даже такие  в прошлом отсталые страны как Турция (44 место), Мексика (47), Индия (52) и т.д., не говоря о всей шеренге развитых стран. И отодвинули нас на 96-е место из 149 стран   по уровню процветания, индекс которого определяется на основе множества различных показателей, отражающих ключевые успехи в экономике, предпринимательстве, управлении, образовании, здравоохранении, охране окружающей среды и обеспечении личных свобод и безопасности страны.

Мы получили повальную бедность даже работающего населения. Нищенские пенсии стариков. «Оптимизацию» медицины и «реформу образования». Убитую в хлам промышленность. Технологическую – на десятилетия - отсталость. Трескотню госпропаганды о величии на фоне «родных» 1,7% от мирового ВВП. Демографию средних веков. Убитые моногорода, села, дороги, инфраструктуру услуг и грабительский экспорт невозобновляемых сырьевых ресурсов.

Что еще? Ах, да – запись в основном законе о социальном государстве и недрах на благо народа. Но какая к лешему Конституция, когда на кону триллионы даже не рублей, а родной для российских чиновников американской валюты?! 

 

Расчет эффекта от перехода на сервисные контракты при добыче нефти.

Доходы консолидированного бюджета РФ в 2018 году составили 36.917,0 миллиардов рублей. Из них нефтегазовые доходы - 9.018,0 млрд. руб., в том числе НДПИ на углеводороды – 6.010 млрд. руб. и таможенные пошлины – 3.008,0 млрд. руб. Много ли это или мало?

Ответ в разнице между стоимостью добытых и проданных нефти и газа и себестоимостью их добычи. В 2018 году добыча нефти, включая газовый конденсат, составила 555,8 млн. тонн, в том числе на переработку поступило 290,7 млн. тонн, на экспорт – 260,2 млн. тонн. В одной тонне нефти - 7,3 барреля. Значит, на экспорт ушло 1.899,46 млн. баррелей, а на переработку - 2.122,11 миллиона. 

При среднегодовой цене российской нефти Urals в 2018 году в 70 долл. за баррель стоимость нефтяного экспорта составила 132,3 млрд. долл. Также в прошлом году, по данным самого Газпрома, из 733 млрд. добытых куб. м. газа на экспорт пошло 245 млрд. куб. м, на сумму 57,6 млрд. долларов (минимальная цена $235 за 1000 кубометров). 

Итого за все углеводородные экспортеры получили 189,9 млрд. долл., что при среднегодовом курсе 62,94 руб. за 1 доллар составляет 11.952,3 млрд. руб.

Теперь посчитаем внутренний рынок. При средней цене сырой нефти в России 25,0 тыс. руб. за тонну получаем 7.267,5 млрд. руб. Плюс газ, потребляемый внутри страны, 3.071,0 млрд. руб. Итого внутренний рынок составил 10.338,5 млрд. руб. 

Общий «дебет» - 22.290,8 млрд. руб.

Средняя себестоимость добычи 1000 куб м газа составляет 20 долларов. Очень средняя себестоимость добычи нефти в России - 15 долларов за 1 баррель. То есть, все расходы по добыче нефти составляют 3.829,9 млрд. руб., а по добыче газа - 922,6 млрд. руб. 

Общий «кредит» - 4.752,5 млрд. руб.

Вычтем из дебета кредит и получим чистый навар – в 17.303,6 млрд. руб. В 17 с лишним триллионов рублей! В бюджет пришло 9 триллионов. Чуть больше половины… Только в 2018 году 8.520,3 млрд. руб. достались не государству, которое должно бы быть единственным хозяином земли русской, не людям, а нескольким десяткам жирных котов, сидящих на трубе. 

И если эти убытки посчитать за 30 лет, то как раз и получим более 200 трлн. руб. Это выпавшие доходы в бюджете или попросту потери. История России не знала таких потерь за все годы её существования! Даже война принесла меньше материальных потерь! 

 

А. Чуйков,

 «Аргументы недели» 20-26 ноября 2019 

по материалам В.М. Симчеры и М.Д. Абрамова

Источник: «Аргументы недели» 20-26 ноября 2019
615 1

1 комментарий

Читайте также