Иркутские юристы ООД НПСР продолжают "взывать" к кривосудию.
«Русский марш. Иркутск.»
0 654

Иркутские юристы ООД НПСР продолжают "взывать" к кривосудию.

Иркутские юристы Дмитрий Пономаренко и Валерий Тетерин подают аппеляционную жалобу в Верховный суд .

Как и следовало ожидать - Областной суд отклонил иски иркутских юристов к Законодательному собранию области по поводу нарушений Конституционных прав граждан в законе о выборах в Законодательное собрание (см. ранее) , а так же отказался передавать ходатайство истцов в Конституционный суд. Но наши активисты не сдаются: ходатайство отправили самостоятельно и направили аппеляционные жалобы в Верховный суд. Тексты прилагаем.

В Судебную коллегию по административным делам

Верховного Суда Российской Федерации

121260, г. Москва, ул. Поварская, д.15.

через Иркутский областной суд

664046, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Байкальская, д.121.

 

Административный истец (заявитель жалобы):

Пономаренко Дмитрий Николаевич

Сведения о высшем юридическом образовании:

 

Государственная пошлина: 150 (сто пятьдесят) рублей

Дело № 3а-88/2018

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Иркутского областного суда от 04 июня 2018 года по административному делу №3а-88/2018

 

I. Содержание обжалуемого решения суда первой инстанции

Решением Иркутского областного суда от 04 июня 2018 года по административному делу №3а-88/2018 отказано в удовлетворении административного искового заявления Тетерина Валерия Александровича и Пономаренко Дмитрия Николаевича к Законодательному Собранию Иркутской области о признании недействующими с момента издания положений абзаца первого части 2 статьи 38 Закона Иркутской области от 6 апреля 2011г. №18-ОЗ «О выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области».

II. Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке

В соответствии со ст. 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

III. Нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения

Суд первой инстанции не применил подлежащие применению в данном деле положения статей 10,11,14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статью 3 Протокола № 1 к указанной Конвенции, взятые в их системно-правовом единстве и взаимосвязи с п.1.3 Руководящих принципов относительно выборов 2002 г., а так же ст. 2 Конвенции о стандартах демократических выборов избирательных прав и свобод в государствах – участниках содружества Независимых Государств (Кишинев 7 октября 2002 г.) и ст. 2, 25 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (с изменениями внесенными Постановлением Пленума от 5 марта 2013г. №4) неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации является основанием для отмены или изменения судебного акта.

Суд первой инстанции необоснованно отклонил ходатайство представителя Тетерина В.А. юриста Проничева В.И., данное хадатайство было Мною поддержано в полном объеме, о приостановлении производства по настоящему административному делу и направлении в Конституционный Суд РФ запроса о проверке на соответствие Конституции РФ, положений пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В определении вынесенном по данному вопросу вопреки предписаниям статьи 199 КАС РФ суд не привел мотивы, по которым он пришел к своему итоговому выводу об отсутствии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ положений пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Тем самым, суд первой инстанции нарушил право административного истца на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 46 Конституции РФ, статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в её истолковании Европейским судом по правам человека (далее ЕСПЧ).

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 июля 2004г. №237-О сформулировал следующую правовую позицию требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации признал, что положения процессуального закона не предоставляют суду возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические или правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда, во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права. Конституционно-правовой смысл предписаний, обязывающих мотивировать судебные акты, обусловлен также конституционными принципами состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, из которых следует, что эти акты могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых стороной.

Аналогичной позиции придерживается и ЕСПЧ, который в своей прецедентной практике исходит из того, что немотивированные судебные акты нарушают право на справедливое судебное разбирательство.

В пункте 80 постановления от 12 февраля 2004 г. по делу «Перес против Франции» ЕСПЧ отметил, что гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство включает право сторон, участвующих в деле, представлять любые замечания, которые они считают относящимися к делу. Поскольку целью Конвенции является обеспечение не теоретических или иллюзорных прав, а прав фактических и эффективных это право можно считать эффективным только в том случае, если замечания были действительно «заслушаны», то есть должным образом учтены судом, рассматривающим дело. Следовательно, действие статьи 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать суд произвести надлежащее рассмотрение замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу.

Данная правовая позиция получила дальнейшее развитие в пункте 83 постановления ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (жалоба №184/02): «И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности убеждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий изложив мотивировку этих решений. Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия».

Следствием необоснованного отклонения ходатайства представителя Тетерина В.А. юриста Проничева В.И., данное ходатайство Мною было поддержано, в полном объеме, о направлении запроса в Конституционный Суд РФ, явилось применение судом первой инстанции неконституционных и потому не подлежащих применению в данном деле положений пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002 г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», т. к. в данном ходатайстве представителя Тетерина В.А. юриста Проничева В.И., которое Мною было поддержано, в полном объеме, были изложенны доводы касаемые данного дела и имеющие веские основания и доказательства для независимого, объективного и беспристрастного решения суда, согласно ст. 14 КАС РФ, что судом было неприменено «для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела», а именно, что рассматриваемое законоположение как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему сложившейся практикой означает установление требования сбора на выборах депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти одинакового процента подписей во всех субъектах Российской Федерации. В результате для того, чтобы участвовать в выборах депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, которые состоятся 9 сентября 2018 г. необходимо собрать в Республике Хакасия 400-500 подписей избирателей, в Республике Саха (Якутия) 400-550 подписей избирателей, в Республике Бурятия 500-700 подписей избирателей, в Забайкальском крае 900-1050 подписей избирателей, в Республике Башкортостан 1500-1800 подписей избирателей, тогда как в Иркутской области 2500-3000 подписей избирателей.

Это находится в огромном противоречии с конституционными принципами федеративного устройства Российского государства и равноправия составляющих его субъектов, поскольку предусматриваемая Конституцией РФ политическая децентрализация не может быть построена на принципах отвлеченного математического равенства субъектов, а должна соотноситься с конкретной обстановкой децентрализуемого региона.

По причине отсутствия дифференциации в положениях пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», граждане РФ, (в том числе и административные истцы по настоящему делу), проживающие в таких Субъектах Федерации как Иркутская область, где небольшое число одномандатных избирательных округов сочетается со значительным населением и протяженностью территории, оказались поставлены в гораздо худшие условия по сравнению с гражданами, проживающими в Субъектах Федерации с небольшим населением и значительным числом одномандатных избирательных округов, поскольку первые вынуждены собирать в несколько раз большее число подписей за то же время.

Таким образом, положения пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» вводят дискриминацию граждан по признаку места жительства, что противоречит части статьи 19 Конституции РФ, гласящей: государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Кроме того, применительно к ситуации, сложившейся в Иркутской области следует констатировать, что положения пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» посягают на само существо права граждан, не принадлежащих к так называемым парламентским партиям избирать и быть избранными в органы государственной власти (часть 2 статьи 32 Конституции РФ). Тем самым нарушаются предписания частей 2 и 3 статьи 55 Конституции, согласно которым в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Также представляется неуместно ссылка суда первой инстанции в обжалуемом решении на правовые позиции, изложенные Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 28 марта 2017г. №714, поскольку жалоба гражданки Ломовой Елены Станиславовны касалась норм права, применяемых при проведении выборов в федеральный законодательный (представительный) орган государственной власти – Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, тогда как предметом рассмотрения по настоящему делу являются законоположения, регламентирующие выборы в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации – Законодательное Собрание Иркутской области.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 309 КАС РФ,

 

ПРОШУ СУД:

 

1. Отменить решение Иркутского областного суда от 04 июня 2018г. по административному делу №3а-88/2018.

2. Принять по делу новое решение, которым заявленные требования удовлетворить в полном объёме – признать недействующими с момента издания положения абзаца первого части 2 статьи 38 Закона Иркутской области от 6 апреля 2011г. №18-ОЗ «О выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области».

 

Приложение:

1. Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины (квитанция оригинал) – 1 экз.

2. Копии апелляционной жалобы для лиц, участвующих в деле – 5 экз.

 

 

Административный истец /Пономаренко Д.Н./

Жалоба Тетерина Валерия                                                                                                                                     .....против Франции» ЕСПЧ отметил, что гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство включает право сторон, участвующих в деле, представлять любые замечания, которые они считают относящимися к делу. Поскольку целью Конвенции является обеспечение не теоретических или иллюзорных прав, а прав фактических и эффективных это право можно считать эффективным только в том случае, если замечания были действительно «заслушаны», то есть должным образом учтены судом, рассматривающим дело. Следовательно, действие статьи 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать суд произвести надлежащее рассмотрение замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу.

Данная правовая позиция получила дальнейшее развитие в пункте 83 постановления ЕСПЧ от 11 января 2007 г по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (жалоба №184/02): «И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности убеждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий изложив мотивировку этих решений. Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-лбо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия».

Следствием необоснованного отклонения ходатайства Проничева В.И. о направлении запроса в Конституционный Суд РФ, явилось применение судом первой инстанции неконституционных и потому не подлежащих применению в данном деле положений пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» 

Также представляется неуместно ссылка суда первой инстанции в обжалуемом решении на правовые позиции, изложенные Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 28 марта 2017г.№714, поскольку жалоба гражданки Ломовой Елены Станиславовны касалась норм права, применяемых при проведении выборов в федеральный законодательный (представительный) орган государственной власти – Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, тогда как предметом рассмотрения по настоящему делу являются законоположения, регламентирующие выборы в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации – Законодательное Собрание Иркутской области.

На основании изложенного и руководствуясь  статьей 309 КАС РФ

 

ПРОШУ СУД:

⦁ Отменить решение Иркутского областного суда от 04 июня 2018г. по административному делу №3а-88/2018

⦁ Принять по делу новое решение, которым заявленные требования удовлетворить в полном объёме – признать недействующими с момента издания положения абзаца первого части 2 статьи 38 Закона Иркутской области от 6 апреля 2011г. №18-ОЗ «О выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области»

В Судебную коллегию по административным делам

Верховного Суда Российской Федерации

121260, г. Москва, ул. Поварская, д.15

через Иркутский областной суд

664046, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Байкальская, д.121

Административный истец (заявитель жалобы): 

Тетерин Валерий Александрович 

 

e-mail: slavyansk92@mail.ru

Государственная пошлина: 150 (сто пятьдесят) рублей

Дело № 3а-88/2018

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Иркутского областного суда от 04 июня 2018 года по административному делу №3а-88/2018

I Содержание обжалуемого решения суда первой инстанции

Решением Иркутского областного суда от 04 июня 2018 года по административному делу №3а-88/2018 отказано в удовлетворении административного искового заявления Тетерина Валерия Александровича и Пономаренко Дмитрия Николаевича к Законодательному Собранию Иркутской области о признании недействующими с момента издания положений абзаца первого части 2 статьи 38 Закона Иркутской области от 6 апреля 2011г. №18-ОЗ «О выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области»

 

 

II Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке

В соответствии со ст.310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

 Неправильным применением норм материального права являются:

⦁ неприменение закона, подлежащего применению;

⦁ применение закона, не подлежащего применению;

⦁ неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

 

III Нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения

Суд первой инстанции не применил подлежащие применению в данном деле положения статей 10,11, 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статью 3 Протокола № 1 к указанной Конвенции, взятые в их системно-правовом единстве и взаимосвязи с п.1.3 Руководящих принципов относительно выборов 2002г.

Также суд первой инстанции не применил подлежащие применению в данном деле положения статьи 29 Конвенции  о правах инвалидов (принята резолюцией 61/106 ГА ООН от 13 декабря 2006г., ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 03 мая 2012г. №46-ФЗ «О ратификации Конвенции о правах инвалидов»), согласно которым государства-участники гарантируют инвалидам политические права и возможность пользоваться ими наравне с другими и обязуются:

а) обеспечивать, чтобы инвалиды могли эффективно и всесторонне (здесь и далее выделено нами В.Т.) участвовать, прямо или через свободно выбранных представителей, в политической и общественной жизни наравне с другими, в том числе имели право и возможность голосовать и быть избранными, в частности посредством:

ii) защиты права инвалидов на участие в тайном голосовании на выборах и публичных референдумах без запугивания и на выдвижение своих кандидатур для выборов, на фактическое занятие должностей и выполнение всех публичных функций на всех уровнях государственной власти – при содействии использованию ассистивных и новых технологий, где это уместно

b) активно способствовать созданию обстановки, в которой инвалиды могли бы эффективно и всесторонне участвовать в управлении государственными делами без дискриминации и наравне с другими, и поощрять их участие в государственных делах.

Оспариваемые нами законоположения противоречат вышеприведенным нормам Конвенции о правах инвалидов, поскольку вместо содействия реализации избирательных прав инвалидов (включая административного истца), они напротив делают пассивное избирательное право для инвалидов иллюзорным.

Это противоречит как  правовым позициям Конституционного Суда РФ, так и правовым позициям Европейского суда по правам человека.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (с изменениями внесенными Постановлением Пленума от 5 марта 2013г. №4) неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации является основанием для отмены или изменения судебного акта.

Суд первой инстанции необоснованно отклонил ходатайство нашего представителя Проничева В.И. о приостановлении производства по настоящему административному делу и направлении в Конституционный Суд РФ запроса о проверке на соответствие Конституции РФ, положений пункта  1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»  В определении вынесенном  по данному вопросу вопреки предписаниям статьи 199 КАС РФ  суд не привел мотивы, по которым он пришел к своему итоговому выводу об отсутствии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ положений пункта 1.2 статьи 37 Федерального закона от 12 июня 2002г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Тем самым, суд первой инстанции нарушил право административного истца на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 46 Конституции РФ, статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в её истолковании Европейским судом по правам человека (далее ЕСПЧ).

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 июля 2004г. №237-О сформулировал следующую правовую позицию требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации признал, что положения процессуального закона не предоставляют суду возможность игнорировать  или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические или правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда, во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права. Конституционно-правовой смысл предписаний, обязывающих мотивировать судебные акты, обусловлен также конституционными принципами состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, из которых следует, что эти акты могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов,  выдвигаемых стороной.

Аналогичной позиции придерживается и ЕСПЧ, который в своей прецедентной практике исходит из того, что немотивированные судебные акты нарушают право на справедливое судебное разбирательство.

В пункте 80 постановления от 12 февраля 2004 г. по делу «Перес 

Приложение:

⦁ Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины (квитанция) – 1 экз.

⦁ Копии апелляционной жалобы для лиц, участвующих в деле – 5 экз.

 

 

Административный истец                                       /Тетерин В.А./

«13» июня 2018г.

 

Последние новости
Председатель Регионального отделения ООД НПСР по Ставропольскому краю Сергей Попов об угнетенном положении…
Ялтинские активисты НПСР борются с незаконной застройкой и высокими тарифами немецкой фирмы -…
Статья о том, как ФСБ и местная администрация противодействуют общественной инициативе строительства "Храма…