Где произошла Клушинская битва?
«Польские войска идут на Москву»
Фото: Фильм «1612» Владимира Хотиненко
3 1189

Где произошла Клушинская битва?

Статья члена Союза писателей В.И. Куковенко о битве времён Смутного времени, имевшей для Москвы в 1610 г. такое же значение, как и бородинское сражение Отечественной войны 1812-го.

24 июня (4 июля по новому стилю) 1610 года на западных рубежах можайских земель произошла битва под селом Клушино, которое находится в теперешнем Гагаринском районе Смоленской области. Русские войска, которыми руководил Дмитрий Иванович Шуйский, младший брат царя Василия Шуйского, потерпели поражение в битве с поляками и были рассеяны. Военная мощь Московского государства была окончательно сломлена. Это позволило польскому гетману Жолкевскому со своими отрядами без особых усилий дойти до Москвы, свергнуть царя Василия и заставить боярскую Думу присягнуть польскому королевичу Владиславу.

По своему значению Клушинская битва стоит наравне с Бородинским сражением. После этой битвы неприятель овладел Москвой и уже помышлял об окончательном уничтожении русской государственности. Но если после Бородинского сражения Россия нашла в себе силы изгнать и разгромить Наполеона, то последствия Клушинской битвы были значительно трагичней. Именно после нее на Руси заполыхала кровавая гражданская война, вошедшая в отечественную историю под названием Смутного времени. Поэтому неудачную битву под Клушином можно считать очень важным переломным моментов в ходе русской истории.

Поляки до сих пор очень гордятся победой в Клушинском сражении. Это уже стало как бы частью их героической мифологии. Они гордятся своим гетманом Станиславом Жолкевским, одержавшим эту победу, и по праву причисляют его к национальным героям за десятки других одержанных побед. Гордятся своей тяжелой кавалерией, так называемыми крылатыми гусарами, перед мощными ударами которых не могли устоять не только русские, но и войска шведов, австрийцев, турок, татар. К четырехсотлетию этого сражения была даже выпушена памятная монета в 10 злотых с изображением атаки гусарской конницы.

В отличии от Польши, в России эта битва, практически, забыта. Отечественные историки уделяют Клушинской битве весьма незначительное место. Оно и понятно – унизительное поражение 40-тысячной армии от поляков, которых насчитывалось около 7-ми тысяч, никак не украшает нашу историю. Нет особых заслуг и у главного воеводы Дмитрия Шуйского, который, как считается, был неопытен в военных делах, проявил в день битвы крайнюю растерянность и неумение руководить войсками. Ратные подвиги остальных воевод и их отрядов никто не описал, поэтому они остались неизвестными в нашей истории.

Все это и определило отношение историков к этой битве. До сих пор нет подробного описания этой битвы, нет ни карт, ни схем, нет даже памятных знаков на месте сражения. Нет и памяти об этой битве. Но если мы не хотим лишний раз вспоминать это унизительное поражение, то забывать про гибель нескольких тысяч русских ратников, павших в этом сражении, недостойно потомков. И мне хотелось бы этой статьей привлечь внимание неравнодушных читателей к Клушинской битве и попытаться что-то сделать для увековечивания памяти погибших здесь соотечественников.

***

Казалось бы, с Клушинской битвой все предельно ясно. Известно, когда она произошла, где, каков был ее итог. Из мемуаров участников этого сражения и из хроник того времени мы знаем, что русское войско двинулось к Клушино от Можайска, а поляки – от небольшой крепости Царево Займище, которую они осадили по пути на Москву. Особых расхождений в описаниях нет. Но, все же, белых пятен и здесь достаточно…

В своей статье "Битва под Клушином. Вопросы без ответов", мною было высказано предположение, что это сражение произошло не там, где его обычно указывают. Село Клушино, которое традиционно считается местом этой битвы, слишком удалено и от Можайска, и от Царева Займища. Учитывая скорость перемещения пеших войск, польские войска еще могли выйти к этому селу за 6-8 часов изнурительного похода, преодолев 30-35 км. Но вот русские войска за световой день никак не могли пройти 65-70 км, поскольку это просто физически невозможно.

Рис.1

Вызывает многие вопросы и маршрут движения русского войска. Перед главным воеводой Дмитрием Ивановичем Шуйским стояла задача как можно быстрее подойти к отряду Валуева, который был осажден поляками в Цареве Займище. Именно к этому он стремился и поэтому торопил шведского полководца Делагарди (его отряд был нанят царем Василием Шуйском для подавления смуты в Московском государстве) как можно быстрее двинуться на помощь осажденным. Но вместо прямого движения на запад к Цареву Займищу, войско, в силу неизвестных причин повернуло резко на север. Как пример, приведу схему Е. Разина, видного советского военного историка, автора книги "Истории военного искусства".

Рис.2

Иллюстрируя статью о Клушинской битве, он рисует наиболее приемлемый вариант движения русских войск (видимо, ориентируясь на существующие наезженные дороги), но при этом почему-то не замечает откровенной нелогичности, даже нелепости этого маршрута. Согласно Разину, русские войска от Можайска шли на запад до села Дровнино (по старой Смоленской дороге, в 35 км от Царева Займища). В Дровнино войска неожиданно поворачивают на север, проходят 25 км до села Долгое, а отсюда вновь поворачивают на запад и двигаются к Клушину.

Чтобы избрать такой причудливый маршрут, нужны какие-то веские причины. Предположим, появление сильного отряда противника на смоленской дороге или обширные лесные пожары, сделавшие невозможным движение в западном направлении. Но ни о чем подобном современники и участники тех событий не говорят. Следовательно, серьезных причин для отклонения движения русских войск просто не было.

Неприемлем вариант Разина и в силу того, что протяженность маршрута достигает 75-80 км. Пройти такое расстояние за световой день невозможно даже конному войску.

Не менее причудливый маршрут движения русских войск рисует и польский историк Ежи Бесала в своей статье о Клушинской битве. Но у него, в отличии от Разина, русские войска уходят еще дальше на север до деревни Масловой, а оттуда поворачивают резко на юг и движутся в сторону Клушино. Логично объяснить такой маршрут весьма и весьма затруднительно.

Рис.3

Не совсем ясен вопрос и с тем, в каком конкретно месте произошла битва. Если Е.Разин поле сражения поместил на запад от Клушина, то М.Марков, автор книги «История кавалерии», битву перенес на юг от села.

Рис.4

Польские историки и исследователи поле сражения переместили далеко на запад, на левый берег реки Гжати (примерно в 8 км от Клушино).

Рис.5

Рис.6

Рис.7

Вначале мне показалось это странным – на каком основании битва перенесена далеко от Клушина на левый берег реки? Или у польских историков имелись какие-то дополнительные надежные сведения на этот счет?

Ситуация прояснилась после ознакомления с гравюрой артиллериста Феофила Шемберга, принимавшего участие в битве на стороне поляков. Поскольку это сражение приобрело огромную популярность в Европе, то в Польше издали и брошюры с описанием битвы, и гравюры, основой которых послужили чертежи Шемберга. При накоплении материала по Клушинской битве, я нашел в интернете и эту гравюру. Внизу гравюры был помещен компас со стрелкой, что позволяло ориентироваться по сторонам света.

Рис.8

На гравюре поляки наступали в северо-восточном направлении. И это вполне соответствовало тем схемам сражения, которые рисовали современные польские историки и исследователи. Совпадали и другие детали – количество деревень на поле сражения и изгиб реки в верхней части гравюры.

Если мы взглянем на карту, то обнаружим, что вблизи Клушино нет ни нужного числа деревень, нет и реки с большой излучиной. Видимо, польские историки, столкнувшись с подобным несоответствием ситуации на гравюре и реальной местности, не нашли ничего лучшего, как просто перенести битву в более подходящее место. И это место нашлось в восьми километрах западнее Клушина, на левом берегу Гжати у деревни Пречистое. При этом не принималось во внимание такая существенная деталь, как переправа русских войск через Гжать. В этом месте Гжать даже сейчас имеет значительную ширину, а четыреста лет назад она была и шире, и глубже. Каким образом сорокатысячное войско преодолело ее? По многочисленным мостам или по многочисленным бродам?..

Не принималось во внимание и отсутствие упоминаний о крупной реке вблизи места сражения участниками этой битвы. Русские войска после поражения могли отступать только за Гжать. Поляки их преследовали на расстоянии от 10 до 20 км, но каким-то образом не заметили этой реки и не упомянули о ней в своих мемуарах.

Похоже, что польские историки слишком вольно обошлись с определением места битвы.

Были оставлены без внимания и другие важные детали.

Шемберг изобразил на гравюре ситуацию, которая сложилась ранним утром 24 июня. Польские конные войска подошли к русскому лагерю и выстроились для атаки. Польский обоз сосредоточился вблизи дороги у какой-то маленькой деревни. Русские и шведские войска вышли из своих лагерей и приготовились к отражению неприятеля. Запоздавшая польская пехота в это время подходит к своему обозу. О том, что отряд пехоты последним подошел к месту битвы, писали польские участники сражения. И этот достоверный факт нашел отражение на гравюре. Но обращает на себя внимание то, что пехота подходит к месту сражения… с востока! Как мы знаем, поляки пришли к Клушину с запада или юго – запада, но никак не с востока. Можно, конечно, посчитать, что дорога под Клушиным делает резкий поворот на запад, но это уже будет слишком вольным домыслом.

Но и это еще не все. Дорога, по которой маршируют польские пехотинцы, ведет к Клушину (это следует из латинской надписи, помещенной вдоль дороги). Следовательно, Клушино расположено на западе (слева от зрителя), где-то за пределами гравюры. Таким образом, ни русские, ни польские войска до этого села не дошли, а сражение произошло на восток от него. Но как это согласовать со словами шведского историка Видекинда, который писал о том, что русские и шведские войска остановились на ночлег лишь после того, как миновали Клушино? И как это согласовать с современными польскими диспозициями, на которых Клушино указано на востоке от места сражения?

Спустя некоторое время я нашел еще одну гравюру Шемберга, но уже с большим разрешением. И при внимательном рассмотрении оказалось, что компас у Шемберга показывает на юг (стрелка указывает на букву S -зюйд). Следовательно, ориентация местности менялась на 180 градусов, и польские войска наступают не на северо-восток, как я считал ранее, а на юго-запад! Русские и польские войска как бы поменялись местами.

Разумно объяснить такое странное направления атаки и расположение войск можно лишь тем, что поляки пришли с востока (со стороны Можайска), а русские, соответственно, пришли к Клушину с запада! Эту ситуацию можно было бы объяснить еще и тем, что поляки обошли русский лагерь с севера и ударили по нему с тыла. Но ни один источник - ни польский, ни шведский - не упоминал о таком сложном маневре.

Рис.9

Поскольку ориентация гравюры Шемберга никак не укладывалась в логику этого сражения, то я посчитал, что здесь закралась какая-то досадная ошибка, и что стрелка компаса, все же, указывает на север, а буквы S и N перепутал гравер, малосведущий в картографии. Видимо, к таким же выводам пришли и польские историки, поэтому на своих диспозициях Клушинского сражения они упорно рисовали движение польских войск на север или северо-восток.

Очевидцем этой битвы был художник Шимон Богушевич, которого гетман Жолкевский пригласил в качестве историографа в свое войско. Богушевич впоследствии нарисовал красочную панораму Клушинского сражения, но, к сожалению, картина не ориентирована по сторонам света, поэтому по ней трудно сделать какие-либо выводы. В целом картина повторяет гравюру Шемберга, но развернута относительно нее на 90 градусов - поляки находятся слева от зрителя, а русские со шведами - справа. Похоже, что картина со временем обветшала и ее укоротили с двух сторон. Справа была обрезана часть русского и шведского лагеря и река (если она была нарисована), слева - дорога, по которой пришли поляки и место, где они разместили свои повозки. Таким образом, с картины Богушевича исчезли детали, которые могли бы помочь определить место сражения.

Рис.10

Пытаясь найти логичное объяснение странностям и противоречиям, замеченными мною при знакомстве с деталями Клушинской битвы, я вновь обратился к источникам, надеясь, что должна все же найтись логическая зацепка, которая поможет распутать этот запутанный исторический клубок. И кое-что нашлось. В сочинении Видекинда я обратил внимание на следующую фразу, к которой ранее отнесся без должного внимания:

Якоб со своим войском уходит из Можайска и в 4 лье (5 милях) оттуда встречается с Горном, стоявшим близ деревни Маслово (Musillam)

Поскольку Горн шел к Можайску со стороны Ржева, то место встречи шведских войск состоялось в 4 лье ( 18 км) на запад от Можайска. Но обратим внимание на расстояние, стоящее в скобках. Текст сочинения Видекинда при переводе сравнивался по двум сохранившимся рукописям. Если в первом экземпляре указано, что шведы прошли 4 лье, то во втором это расстояние равно 5 милям. Видимо, здесь милями называются все те же лье. Следовательно, пункт встречи войск Делагарди и Горна мог находиться и в 22.5 км от Можайска. Деревни с названием Маслово в указанном районе уже нет, но судя по расстоянию, это место расположено близко к Колоцкому монастырю (находится в 22 км от Можайска на старой Смоленской дороге). Именно отсюда шведы и подошедшие русские войска отправились 23 июня в сторону Царева Займища, но пришли к Клушину.

Таким образом, путь, который русско-шведские войска прошли в тот день, был равен не 65 км, как я считал ранее, а на 20-22 км меньше - т.е. около 40-45 км.

Но и это уточнение начального пункта движения русских и шведских войск мало прояснило запутанную ситуацию с Клушинской битвой. Если русские войска, пусть и с огромным напряжением, могли пройти за один переход 45 км, то как быть с польскими войсками? Попытаемся подсчитать, хотя бы грубо, сколько километров они в общей сложности прошли за одни сутки:

- ночной переход – 30 км;

- многочасовое сражение, во время которого поляки многократно то наступали, то отступали от русских позиций – примерно 10-15 км;

- преследование отступающего противника на расстоянии 15-20 км; возвращение на поле боя – 15-20 км;

- возвращение вечером в лагерь под Царевым Займищем – 30 км.

По самым скромным оценкам получается, что польские войска прошли за одни сутки не менее 100 км. Но это не по силам даже легкому конному войску, не говоря уже о тяжеловооруженных гусарах!

Но тут нашлась и другая информация. В польской Википедии в статье о Клушинской битве меня заинтересовали следующие слова:

Отряд гетмана Жолкевского прошел ночью около 18 км (в течение более 8 часов) по узкой и разбитой лесной дороге.

Указанная автором протяженность ночного перехода меня несколько озадачила. И Жолекевский, и Маскевич писали, что в ту ночь польским войском было пройдено четыре мили. Если согласиться с комментаторами этих текстов, то счет расстояния велся немецкими милями (миля равна 7.5 км). Следовательно, поляки прошли 30 км. А в данной статье автор сократил это расстояния почти в два раза - до 18 км. Что за странный счет пройденного пути и на чем он основан?

Такую же цифру указывал и Ежи Бесала в своей статье. Оставалось предположить, что эти авторы повторили вслед за кем-то ошибочные сведения

Но и Карамзин, описывая эту битву, приводит схожую цифру – отряд Жолкевского прошел ночью около 20 верст.

Карамзин в изложении событий широко пользовался работой знаменитого польского историка XVII века Кобержицкого. Сочинение Кобержицкого до сих пор полностью не переведено на русский язык, поэтому я не мог уточнить, какой путь и в каких единицах измерения указывал сам автор. Возможно, это те же самые четыре мили, о которых говорил Жолкевский.

Но если считать, что поляки прошли при ночном марше 18-20 км, то получалось, что ни русские, ни польские войска до места битвы дойти никак не могли! Так где же они встретились и где произошло сражение?

Ситуация крайне запуталась. Новой информации я не нашел, поэтому решил проверить версию польской Википедии и произвел несложный расчет.

Разделив 18 км на четыре (расстояние в милях) я получил, что миля равна 4.5 км. Но это же французское лье, каким пользовался и Видекинд в своем сочинении!

Трудно было поверить в то, что поляки применяли французские меры длины, но, поскольку других данных у меня не было, то в расчетах мне пришлось использовать именно лье .

Итак:

Поляки прошли до места сражения 4 мили или 18 км,

Русские прошли до места сражения 8 миль или 36 км.

18+ 36 = 54.

На карте я промерил расстояние от Колоцкого монастыря до Царева Займища, и оно оказалось равным 54 км или 12 лье!

И только теперь все стало на свои места. Запутанная до невозможности ситуация с Клушинской битвой стала проясняться. Если считать указанные мили равными лье, то все сходилось с удивительной точностью.

Не было никаких отклонений в маршруте русской армии далеко на север - армия двигалась по наиболее короткой дороге в сторону Царева Займища. Не было и сверх марафонских дистанций – и русские, и поляки совершили перед битвой, хотя и напряженные, но вполне реальные переходы.

Если считать по Карамзину, то миля увеличивалась, примерно, до 5 км. Но в целом, это приводило к тем же результатам – Клушинская битва произошла где-то вблизи Старой Смоленской дороги.

Оставалось найти это место.

На карте я провел циркулем две дуги - одну радиусом 18 км (от Царева Займища), другую радиусом 36 км (от Колоцкого монастыря). И эти дуги даже не пересеклись друг с другом - они аккуратно соприкоснулись в точке, удаленной на юг от Клушина примерно на 25 км, немного восточнее нынешней деревни Никольское. К тому же оказалось, что Никольское лежит строго на прямой линии, соединяющей Колоцкое и Царево Займище.

Рис.11

Значит ли это, что Клушинская битва произошла вблизи Никольского? Вряд ли. Подобное совпадение является всего лишь случайностью. Дело в том, что участники тех событий не могли с большой точностью определить расстояния, поскольку они их оценивали исходя всего лишь из своего опыта. Они писали о 4 милях, которые прошли до места битвы, но, как мы понимаем, эта цифра весьма приблизительная. Ошибка в несколько километров здесь вполне допустима. То же самое касается и пути, пройденного русским войском. Но это совпадение подсказало мне главное - место битвы находится где-то рядом.

Исходя из этих соображений, я немного увеличил расстояния (на 10%) и вновь провел на карте дуги, которые пересеклись в двух местах. Одна точка пересечения попала на Минское шоссе в районе поворота дороги на Гагарин, другая сместилась на несколько километров южнее Никольского. Зона пересечения этих дуг и была тем местом, где могла произойти эта битва. И вот здесь меня ждала новая неожиданность - именно под второй точкой пересечения находилась деревня... Клушинка!

Теперь у меня не оставалось сомнений в том, где произошла битва. Она произошла где-то недалеко от деревни Клушинка. Совпали расстояния, совпало название населенного пункта, маршрут движения русской армии стал вполне логичным и понятным – армия двигалась по кратчайшему пути в сторону Царева Займища.

Но почему Клушинка, а не Клушино или Клушин, как писали поляки?

Можно предположить, что некогда большое село Клушино со временем обезлюдело и запустело и стало называться местным населением Клушинка, что должно было подчеркивать его незначительные размеры. Подобные изменения часто обнаруживаются в топонимах и гидронимах. Так например, известное сражение при Молодях произошло на реке Рожай. Со временем эта река обмелела и стала называться Рожайкой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Клушино превратилось в Клушинку. Это предположение подтверждает и карта Горихвостова (составлена около 1774 г.). Нынешняя Клушинка там носит название Клушино.

Но вполне допустима и другая версия. Я обратил внимание, что в этом районе топонимы часто дублируются: Большое и Малое Будаево, Нижняя и Верхняя Петряйка, Ломки, Ломы, Большие Ломы, Ломы Покровские, Старое Пырнево, Новое Пырнево.. Возможно, что четыреста лет назад существовали Большое и Малое Клушино. Большое Клушино было разорено и больше не восстанавливалось, а Малое Клушино превратилось в Клушинку. Как правило, парные топонимы располагаются достаточно близко друг к другу - на расстоянии нескольких километров. Если Большое Клушино и существовало, то оно могло находиться севернее Клушинки – это следует из маршрута русской армии.

На старой карте я нанес примерное расположение старой Смоленской дороги (она шла через Будаево городище на Царево Займище). Некоторое смещение маршрута движения русских войск на юг от большой дороги видится не таким уж и большим. Именно об этом незначительном смещении говорили польские источники.

При взгляде на карту Горихвостова стало понятным, почему русская армия пошла именно этим путем - здесь проходил водораздел между реками Москва, Протва, Гжать, и Воря. Войско проходило по более возвышенным местам по правому берегу Вори, чтобы не затруднять себя многочисленными переправами через полноводные реки. Этот маршрут несколько увеличивал путь до Царева Займища, но был более удобен для движения. Двигаясь в этом направлении, русские войска выходили к истокам Гжати (течет на север) и истокам реки Ключи (правый приток Вори, который ниже по течению называется Чалька, течет на юг). Именно здесь, у истоков Гжати и Ключей расположено село Клушинка.

Другого пути в обход рек в этом районе нет. Поэтому движение русского войска через Клушинку (Клушино) видится вполне логичным и единственно верным.

Поясню, почему я ссылаюсь на карту Горихвостова – на ней гидрография читается значительно легче, чем на карте Шуберта, и легче понять, почему был выбран именно этот маршрут движения русской армии.

Рис.12

Клушино могло находиться в районе деревень Веселенки или Вешки. В этом случае маршрут движения русской армии становился наиболее логичным. После Клушина русская армия продвинулась на несколько километров западнее, переправилась через Гжать - в этом месте ее начало, поэтому здесь она не более, чем ручей, - и расположилась на ночлег. О незначительном ручье, который протекал сзади и справа от шведского лагеря упоминал и Видекинд. Утром на этом месте и произошло сражение.

Рис.13

Теперь оставалось сравнить ситуацию на гравюре Шемберга с топографией предполагаемого места сражения. Для этого я обратился к картам Шуберта. Оказалось, что Шемберг был весьма и весьма точен в отображении места битвы. Он нарисовал шесть деревень – все они находятся в указанном районе. Совпадает и изгиб реки – именно такой крутой поворот делает Гжать в этом месте. Хорошо согласуется и взаимное расположение русских и польских войск относительно сторон света.

Рис.14

Как можно предположить, русские и шведские войска расположились лагерем между деревнями Верхние Петряйки и Вешки. Поляки сосредоточились у деревни Холопово и оттуда повели наступление. Горящие деревни на гравюре соответствуют деревням Слобода и Хромцы. Совпадение ситуации на местности и ситуации на гравюре почти полное.

Осталось лишь проверить эту кабинетную версию поисками на местности.

Рис.15

Комментарии

Комментарий удалён

Свою историю нужно знать, даже её самые горькие моменты! Но в целом согласен с Вами, что широко пропагандировать такие события не стоит.

0

Пусть этим занимается узкий круг военных историков, а мусолить тему победы польских интервентов над русским воинством , как то совсем не обязательно в русской патриотической аудитории.

0
Последние новости
Кто не видел сегодня разрушений по всей нашей русской земле? В какой город…
Поздравляем дорогих соратников, нас всё больше, значит мы сильнее.…
Боятся все. Кто принадлежит к сфере какого-то оборота капитала, производства. Поскольку «по-честному», «по…