1 2429

Богдану Голонкову нужна наша помощь!

Богдану Голонкову нужна наша помощь!

Письмо-обращение к общественности - политзаключённого Богдана Голонкова, который находится сейчас в ИК №35, Республика Хакасия.

Голонков Богдан Дмитриевич.

13.12.17 г меня, ос. Голонкова Богдана Дмитриевича, посетил адвокат Тирских Владимир Владимирович, который и по сей день представляет мои интересы. На тот момент я находился в отряде строгих условий отбывания наказания (далее ОСУОН). К адвокату меня вывел оперативник ФКУ ИК-35 УФСИН России по Р.Х. (далее ИК-35) после безрезультатной попытки "уговорить" меня отказаться от услуг защитника.

Во время встречи с защитником я узнал, что мой знакомый Ибодов Ш. А., который отправился в ЕПКТ ФКУ ИК-33 УФСИН России по Р.Х. (далее ЕПКТ) из камеры ПКТ (здесь и далее: помещение камерного типа), в которой мы с ним вдвоем содержались, - умер, предположительно, после воздействия на него электрошокером, которыми были вооружены работники ФСИН России. После чего я очень сильно расстроился, т.к. мы с покойным Ибодовым Ш.А. были достаточно хорошо знакомы. И обозлен, т.к. 04.08.2017 г я сам вернулся в ИК-35 из ЕПКТ, где ко мне применялась физическая сила и спец.средства со стороны работников ЕПКТ, под руководством Емельянова И.С., с целью подавления моих морально-волевых качеств, однако током не били.

Возвращаясь из комнаты, предоставленной для свидания с адвокатом, на вопрос оперативника о предмете разговора и цели встречи с защитником я ему ответил, что намерен судиться с бывшим начальником ЕПКТ Емельяновым И.С. После чего оперативник меня повел не в ОСУОН, а в дежурную часть ИК-35, где меня стали опрашивать сотрудники О.Б. (отдела безопасности) о цели визита адвоката, и о чем я с ним общался. Я повторил сказанное оперативнику, а на остальные вопросы давал невнятные , размытые ответы, т.к. не считал нужным посвящать работников ОБ о целях визита защитника.

Видимо, они моими ответами не удовлетворились, и, после полного досмотра я был водворен в медицинский изолятор , который расположен на первом этаже дежурной части ИК-35. Теоретически, этот мед.изолятор предназначен для содержания в нем лиц, переведенных из ШИЗО, ПКТ, ОСУОН в случае болезни и инфекционных больных. Однако чаще всего этот мед изолятор используется работниками ИК-35 для изоляции человека от общей массы осужденных. Например, ос.Типова М.Р., дабы не выпускать в ОСУОН, но дать возможность сходить на свидание , дождавшись, когда у него закончится срок ПКТ (в котором он сидел примерно полтора года почти бездвижно), перевели именно в мед.изолятор, а после того, как он сходил на свидание, - опять водворили в ПКТ. Также и меня, после отбытия срока ШИЗО на ночь переводили в мед.изолятор (а не в ОСУОН), а на следующий день водворили в ПКТ и перед отправкой в ЕПКТ я в нем содержался с 30.03.17 по 04.04.17 без законных на то оснований.

На сей раз про возвращение меня в мед.изолятор я потребовал у инспектора ОБ, чтобы он позвал кого-нибудь из из высшего руководства ИК, дабы я мог с ним обсудить (? причину?), цели и условия(?) моего водворения в мед изолятор. Пришел ..?..., который "уговаривал" меня отказаться от адвоката и конвоировал меня к защитнику и от него. Конструктивного диалога не получилось, он стал нецензурно выражаться. на что я ему сказал, что я объявляю бессрочную голодовку и прерву ее, когда они прекратят беззаконие и переведут меня в ОСУОН, кроме того, я сказал, что прерву любые попытки налаживания диалога с администрацией ИК-35, если завтра днем не вернусь в ОСУОН.. На следующий день никто не пришел, а я начал требовать, чтоб мне предоставили мои личные вещи, сменное белье, канцелярию и вещи личной гигиены (зубную щетку, мыло и т.д.), т к я содержался в мед изоляторе абсолютно без личных вещей (они остались в ОСУОН), спал на голом матраце, зубы чистил пальцем без пасты.

Хочу заметить, что в мед изолятор я был приведен из ОСУОН, следовательно, режим содержания у меня должен был быть, как в ОСУОН, либо работники ИК должны были меня уведомить и ознакомить меня с распорядком дня для осужденных(?), находящихся в мед изоляторе. В крайнем случае, вся информация должна была быть в информационном стенде (?) или на стенах(?) мед изолятора. Кроме того, все режимные мероприятия должны были объявляться по громкой связи или через дневального мед.части. Все эти требования были проигнорированы администрацией, а дневальный мед части мою просьбу объявить о начале уборки в мед изоляторе не выполнил, однако, о начале проверки, чтоб я построился, - уведомлял меня ежедневно. Требования о предоставлении мне листочка с ручкой - игнорировались. Требования о выводе меня на прогулку - не выполнялись. Требования о выводе меня в душевую, где бы я мог пройти сан.обработку (помыться) - не исполнялись. Мне даже туалетную бумагу не давали. Но когда я при наличии (отряда?) сказал, что я в знак протеста проглочу ложку, пищу, которую я не ел, мне стали давать без ложки, следовательно, все мои требования передавались руководству ИК и не выполнялись сознательно.

Через некоторое время ко мне пришел к...(?) отряда и отдал большое (формата А4) письмо от матери, в котором она мне отправила чистые конверты, открытки и журнал. Я попросил у него ручку, чтобы ответить на письмо, однако, разорвав конверт А4 и используя его чистую сторону, я написал заявление в прокуратуру Хакасии, где изложил, что являюсь "заложником" в мед изоляторе из-за того, что намерен написать на экс-начальника ЕПКТ Емельянова И.С. заявление в следственный комитет, описал условия и указал, что нахожусь на голодовке. Просил провести проверку и принять меры. Запаковал это заявление в чистый конверт (который мне прислала мать), подписал его, указал на конверте, что письмо цензуре не подлежит. И еще несколько суток не мог его отправить, т к инспекторы ОБ отказывались его принять, а все мои просьбы, а затем требования принять письмо, зарегистрировать и отправить его в прокуратуру, которые я передавал через дневального мед части и инспекторов ОБ - игнорировались.

На второй половине конверта А4 я написал большими буквами примерно следующее: "МОИ ПРАВА НАРУШЕНЫ! Я НА МОКРОЙ ГОЛОДОВКЕ! От лечения отказываюсь. Требую: выдачи личных вещей; регистрации письма прокурору; возвращения в ОСУОН". Данный плакат я разместил на табуретке у изголовья кровати и положил на него конверт в прокуратуру. Табурет поставил так, чтобы он попадал в объектив камеры видеонаблюдения. Один раз пикетировал, вспоминая подвиг И.Дадина. После моего пикета перед видеокамерой ко мне таки спустился начальник отряда, напомню, дежурная часть расположена на втором этаже, а я находился на первом, - ко мне принципиально не приходил никто из руководства.

Начальник отряда взял письмо, забрал ложку (чтоб не проглотил) и ручку (чтобы ничего не писал), прощупал письмо прокурору и ушел. На следующий день он ворвался ко мне с видеорегистратором «DOZOR» и начал снимать условия, в которых я находился. Удостоверился, что вода, ведро и половая тряпка есть, и предложил мне написать объяснение, почему я не убирался в один из минувших дней моего заточения в мед.изоляторе. На что я ему предложил (раз уж на то пошло) снять, например, мой плакат, мою кровать без простыней, снять абсолютное отсутствие у меня личных вещей и (средств) гигиены и то, что мед.изолятор не оборудован репродуктором, из которого я бы мог узнать о режимных мероприятиях, к коим относится уборка помещений, предложил снять отсутствие настенных часов, по которым я бы мог сверить время и, наконец, отсутствие распорядка дня и иной плановой информации в мед.изоляторе. А в объяснении я указал, что, находясь на голодовке, организм ослаб, и на биологические часы я положиться не могу, а стационарными мед.изолятор не оборудован.

Все же указал, что распорядка дня нет в мед.изоляторе, что мою просьбу уведомлять меня о начале уборки проигнорировали. В-общем, писал, как есть. Но весь абсурд ситуации заключался в том, что я в тот день убирался! Как и положено по распорядку дня, после завтрака, но завтрак мне принесли (насколько я понял) со значительным опозданием (примерно на час), соответственно, уборка тоже отсрочилась на такой же промежуток времени.

В один из дней (после дачи объяснения) ко мне приходит начальник мед.части (Спирин М.С.). Делает мне повторную флюорографию. Доктор (из Вели (?)) меня осматривает, слушает дыхание, но в итоге заявляет, что у меня сколиоз, тем временем Спирин М.С. забирает мой плакат, говорит, что у меня обнаружили аномалию в легких, возможно, туберкулез, и чтоб я начинал питаться. Что я и сделал, т.к. поверил в то, что в мед.изолятор меня посадили не по поручению работников О.Б., а по результатам флюорографии, которую я делал 12.12.17, а еще он распорядился выдать мне что-нибудь почитать, постельное белье, личную гигиену. …(?)… мне так и не дали.

19.12.17 меня вывели на дисциплинарную комиссию, на которой, разумеется, мои доводы слушать не стали. Я ходатайствовал о приглашении моего адвоката и ознакомлении с видеоматериалами, а не с раскадровкой (ее можно подделать). Кроме того, я настаивал, что убирался. Но мне не верили. Приговорили к двум месяцам ПКТ и разбираться не стали. После комиссии меня сразу повели досматриваться на этап. 19.12.17, спустя час после комиссии, меня этапировали в автозаке в ЛИУ-34 УФСИН России по Р.Х. (далее ЛИУ-34).

По прибытии в ЛИУ-34 меня поместили в ПКТ (из-за постановления начальника ИК-35). 20.12.17 я написал в Абаканский городской суд с просьбой продлить срок обжалования постановления о водворении в ПКТ от 19.12.17 до трех месяцев, с целью предоставить мне возможность проконсультироваться с адвокатом, воспользоваться правом на защиту и полноценно и аргументировано написать апелляцию. И в этот же день написал письмо в прокуратуру Хакасии, где объяснил положение, в котором я оказался, попросил провести служебную проверку, в ходе которой запросить и ознакомиться с видеозаписями моего содержания в мед.изоляторе; с видеозаписью дачи моего объяснения начальнику отряда; видеозапись комиссии (если таковая имеется). 21.12.17 я их передал начальнику отряда, в этот же день они были зарегистрированы: 1155 и 1156. Примечательно, что исходящий номер письма в прокуратуру, отправленного мною из ИК-35, мне предоставлен не был, что дает основания полагать, что письмо не было отправлено.

24.12.17 во время прогулки в прогулочном дворике № 9 в первой половине дня, меня, во время обхода запираемых помещений посетил заместитель начальника УФСИН России по Респ.Хакасия Мисюра (далее Мисюра), сопровождаемый двумя работниками ЛИУ-34. При диалоге со мной он предложил мне «прекратить играться», посоветовал «сломать свою ручку и засунуть себе в задницу», сказал, что отправит меня в СИЗО г.Минусинска, где из меня «сделают девочку», где я «поменяю ориентацию», что там мне никто не поможет, а в завершение спросил меня: «ты жить хочешь?». Диалог вел грубо, обращался ко мне на «ты», не стесняясь работниковЛИУ-34, один из которых на груди имел видеорегистратор «DOZOR» (был ли он включен – мне не ведомо, но по ДСП приказам должен был быть включен). Его угрозам я поверил, т.к. Мисюра менее года назад был переведен из СИЗО Минусинска, где проработал значительное время начальником этого учреждения, а это говорит о том, что он может поспособствовать, чтоб все его угрозы реализовались. Кроме того, он может дать указание сотрудникам подведомственных ему учреждений подготовить документы, подать их в суд и ходатайствовать о моем переводе в СИЗО г.Минусинска. Данная процедура предусмотрена УИКом и при желании не займет много времени.

04.01.18 при обходе камер ПКТ Мисюра поинтересовался у меня, собрал ли я вещи в тюрьму и готов ли я к этапированию. Что говорит о том, что он не отказался от мысли перевести меня в ШИЗО г.Минусинска.

15.01.18 меня вновь посетил защитник. И, после консультации с ним, я принял решение дать огласке события, произошедшие со мной в период с 13.11.17 по 15.01.18. Я прошу считать все вышеизложенное официальным заявлением в надзорные органы, уполномоченному по правам человека России и правозащитные организации.

Данное заявление / обращение / жалоба, а также отдельные ее части могут быть процитированы (не меняя сути изложенного) и использованы для подачи апелляции / жалобы в суды; для написания заявлений / жалоб в прокуратуру по надзору и любые иные инстанции, способные защитить мои права, гарантированные Конституцией РФ, УИК РФ, приказом № 295 МинЮста РФ и ЕКПЧ; а также для публикации в СМИ.

Кроме того, прошу …?... людей подготовить жалобу в ЕСПЧ о … … мне защиты от работника УФСИН России по Р.Х. Мисюры и работников СИЗО г.Минусинска, где Мисюра ранее был руководителем.

Прошу запросить из видеоархива ИК-35 и ЛИУ-34 следующие видеозаписи:

- со стационарной камеры из мед.изолятора в период с 13.12.17 по 19.12.17 включительно (ИК-35)

- с видеорегистратора «DOZOR» при даче мною объяснения в мед.изоляторе начальнику отряда (ИК-35)

- с дисциплинарной комиссии при водворении меня в ПКТ от 19.12.17 (ИК-35)

- с видеорегистратора «DOZOR» от 04.01.18 при обходе запираемых помещений Мисюрой , камера ПКТ № 5 (ЛИУ-34)

- с видеорегистратора «DOZOR» от 24.12.17 при обходе запираемых помещений Мисюрой , прогулочный двор № 9 (ЛИУ-34)

Вышеперечисленные видеозаписи должны находиться в видеоархивах и.у. не менее трех месяцев. …?… они были удалены (специально или нет) – прошу считать …..???проверки к правосудию ???

Прошу обязать работников ФСИН любые взаимодействия со мной производить с непрерывно работающим видеорегистратором «DOZOR» , а запись не удалять в течение трех месяцев.

Прошу затребовать снимки флюорографии (относительно меня), произведенные с 12.12.17 и все последующие за ними на предмет наличия каких-либо аномалий в легких; дать оценку действиям работников МСЧ.

Все вышесказанное готов подтвердить на полиграфе, с условием, что эти проверки пройдут и остальные участники моих свидетельств ( Спирин М.С., Кабанов С.Л., Мисюра и др.).

 

Написано собственноручно.

Ос. Голонков Б.Д. (подпись)

 

PS: Проблема шизофренирующего режима в ИК-35 возникла после смены руководства и прихода таких людей на руководящие ..?.. , как: Чиж А.А. (ГиОР -?), Тарабаркин Е.Б. (или О.Б.), Юрин С.С.

(…инспектор ОБ) и др. Регулярные побои, «приемки» при приезде в и.у. и наплевательское отношение стали нормой. Осужденные уже не интересуются у своих товарищей, били ли их, чаще слышны вопросы: «Кто бил?», «За что били?», «Чем били?». Подобные действия сотрудников администрации к осужденным и неисполнение работниками и.у. приказа № 205 (а ныне № 295) МинЮста России спровоцировали бунт 25 июня в ночь на 26 июня 2016 года, после которого режим ужесточился еще сильнее, а побои не прекратились. После бунта в СМИ просочилась информация, что «сдуревшие зеки» просили мобильные …?..., отмену нагрудных знаков и т.д.

Это все – ложь!

Основное требование бунтовщиков заключалось в одном: прекратите бить! Но почему-то ни …?... (Уполномоченный по правам человека, ни прокуроры, ни иные …?... работники и «правозащитники» этого не увидали. Зато есть видео в интернете того, как забивали осужденных, которые осмелились требовать человеческого к себе отношения… За то непродолжительное время «нововластцы» у меня и у ряда других осужденных , их имена я указывать здесь не буду в интересах их безопасности, …. Труда шьют, заявлений и свидетельств самоуправства и беззакония в ИК-35. Пока эти осужденные молчат, но если кто-нибудь заинтересуется ими из правозащитников и надзорных ведомств (я сейчас не говорю про прокуратуры по надзору Р.Х., уполномоченного по правам человека, а ранее командира спецназа, - …?... и ОНК – в существовании которой я сильно сомневаюсь, т.к. за шесть(?) лет моего отбывания наказания в Хакасии я их ни разу не видел, и первые две инстанции не замечали по сей день старательно не замечают нарушений и не заинтересованы в наведении порядка) – они заговорят. Мы готовы рискнуть и доверить наши судьбы и жизни Вам и, к сожалению, как показал горький опыт с убитым в ЕПКТ Ибодовым Ш.А., - я не утрирую и не преувеличиваю.

...Фонд в защиту прав заключенных, Фонд «Общественный вердикт», Движение «За права человека», Европейский комитет против пыток, Комитет за гражданские права, ПО «Зона права», Центр содействия международной защите, Комитет против пыток, ОВД-инфо, ...ПО «Агора», Управление Верховного Комиссара ООН, Комитет «Гражданское Содействие», Группа «Право не молчать», «Новая Газета», ...Совет при ..??..по развитию гражданского общества и правам человека по совершению института помилования, Центр содействия реформам уголовного правосудия и другие любые возможные.

Считаю постановление начальника ФКУ ИК-35 Заярко Е.В. от 19.12.2017 – незаконным, немотивированным и необоснованным, а равно подлежащим отмене, т.к. Администрацией не были предоставлены условия для реализации и исполнения распорядка дня. Считаю, что требовать от осужденного исполнения и выполнения распорядка дня, который фактически отсутствует в помещении, не ознакомив осужденного с ним и не предоставив ему возможности для его реализации, мягко говоря , странно. Да, мне были предоставлены тряпка, ведро, вода, но меня водворили в ПКТ не за то, что я отказался от уборки или не убрался, меня посадили за то, что я не убрался в определенный промежуток времени, а мед.изолятор не оборудован часами или радио-точкой, а дневальный мою просьбу уведомлять о начале уборки – проигнорировал. Кроме того, я ориентировался по завтраку, однако и он мне доставлялся с существенным опозданием. Из-за того, что завтрак задержался, задержалась и уборка. Если бы администрация уведомляла меня о начале режимного мероприятия, установила радио –точку, ну или хотя бы уведомили меня о том, что в мед.изоляторе иной распорядок дня – это было бы хотя бы законно и обоснованно. Но ничего из вышеперечисленного произведено не было, т.к. мне не были предоставлены условия для исполнения распорядка, следовательно и требовать от меня его исполнения незаконно.

Комментарии

Комментарий удалён