0 545

С какой целью правительство РФ использует Государственную Думу в роли «стада баранов»?

С какой целью правительство РФ использует Государственную Думу в роли «стада баранов»?

Статья Л.Л. Гошки (Республика Коми) об отмене обязанности государства быть регулятором взаимоотношений в обществе и культе "невидимой руки" рынка.

Бездарно проведенная реформа РАН не позволяет использовать научный подход к решению тех или иных проблем, которые без науки не имеют решения. Например, это актуально для таких проблем:

А что делать школам, где старые «дырявые» окна поменяли на ПВХ?

Ситуация следующая:

При «освоении средств», выделенных на ремонт школы, построенной 30-50 лет назад, обязательно меняют окна.

После откатов и т.п. денег остается лишь на самую убогую комплектацию окон. Обычно, это максимум «глухого» остекления и одна створка с распашным открыванием, часто даже без режима «щелевого проветривания».

Итог — после интенсивного проветривания во время перемены концентрация СО2 растет очень быстро, 5000 ppm набирается легко.

На одном из оконных форумов есть целая тема по этой проблеме в г.Миассе. К концу урока бывают обмороки детей.

Как учителя пытаются решить проблему?

На время урока створки оставляют в положение «откинуто». Результат — ангины и отит на следующий день у учеников крайнего ряда у окон.

Урок делится на две части, 20 минут и перемена, еще 20 минут и перемена.

Наиболее сообразительные учительницы пробуют откидывать створки окон, а два образовавшихся по бокам створки треугольных отверстия закладываются тряпками, чтобы холодный воздух втекал в помещение как можно выше.

Кардинальное решение — перевод ребенка в школу, где еще осталась старая "столярка”.

http://forum.abok.ru/index.php?showtopic=2534&pid=609165&st=940&#entry609165

В таких ситуациях, как проблема получения выпускниками наряду с аттестатами зрелости хронических заболеваний характерных для водолазов, приходится использовать ненаучный подход к решению проблем.

Данная проблема касается всех родителей дошкольного и школьного возраста. Учитывая, что из-за их очень низкой информированности и то, что данную проблему каждый родитель вынужден решать самостоятельно, поэтому на проблеме связанной с отравлением углекислым газом необходимо остановится более подробно.

Определение

Отравление углекислым газом представляет собой патологическое состояние, возникающее вследствие нарушения выведения углекислого газа из организма и увеличения его напряжения в тканях.

Историческая справка

Впервые наблюдал химическое выделение СО2 («лесного духа») Ян ван Гельмонт в 1620 г. Однако открывателем углекислого газа считается шотландский физик и химик Джозеф Блэк, который в 1754 г. его получил и отметил токсическое действие на организм. Факт образования углекислого газа в организме впервые был установлен французским химиком Антуаном Лавуазье в 1778 г., который записал, что «доброкачественная часть воздуха, пройдя через легкие, превращается в воздухообразную меловую кислоту». В дальнейшем А.Лавуазье и К.Бернар установили, что во время пребывания животных в герметичных камерах содержание кислорода снижается, а содержание углекислого газа возрастает. В 1837 г. Г.Магнус извлек из крови подопытных животных газ и показал, что в его состав входят азот, кислород и углекислый газ. И.М.Сеченов в 1858—1859 гг. установил, что при развитии асфиксии содержание кислорода в крови у подопытного животного снижается, а содержание углекислого газа возрастает. В 1861 г. немецкий физик Бюккуа обнаружил в кессонах повышенное содержание углекислого газа (до 8,9 %). П.Бер (1878) доказал, что жизнь животных в герметических камерах в нормобарических условиях ограничивается токсическим действием углекислого газа, а не дефицитом кислорода. Исходя из исследований Бюккуа, П.Бер предложил проводить очистку воздуха в кессонах для удаления из них углекислого газа и вредных веществ. В 1879 г. И.М.Сеченов открыл закон постоянства парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе, зависимость между концентрацией СО2 во вдыхаемом воздухе и минутным объемом дыхания, а в 1880 г. установил взаимосвязь газового состава альвеолярного воздуха и крови.

Значительный вклад в учение о влиянии повышенного парциального давления углекислого газа на организм внесли ученики и последователи И.М.Сеченова (Пашутин В.В., Альбицкий П.М., Бресткин М.П., Голодов И.И., Маршак М.Е., Сулимо-Самуйлло З.С. и др.), Кривошеенко Н.К., Савичев И.И., Кулешов В.И., а также зарубежные исследователи (Холдейн Дж., Девис Р., Шефер К.) и др.

Патогенез

Важное значение в патогенезе токсического действия углекислого газа на организм имеют реакции на гиперкапнию со стороны центральной нервной системы (ЦНС), сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

ЦНС формирует комплекс ответных защитно-приспособительных реакций, направленных на быструю ликвидацию повышенного содержания СО2 в крови, предотвращение его неблагоприятного воздействия на нервные клетки. Механизм токсического действия СО2 на нервные клетки до конца не выяснен, однако имеются сообщения, что у него много общего с действием наркотиков и, в частности, высокого парциального давления азота (Лазарев Н.В., 1941; Bennett P., Elliott D., 1975). Наиболее чувствительна к гиперкапнии кора головного мозга. Сравнительно невысокие концентрации СО2 после кратковременной фазы возбуждения в нервных клетках вызывают торможение (Сергиевский М.В., 1950), которое сопровождается появлением сонливости, переходящей в сон. При высокой концентрации СО2 (6-10 %) наблюдаются быстрое угнетение функций ЦНС и наркотический сон. В дальнейшем торможение распространяется на подкорковые образования мозга и жизненно важные центры продолговатого мозга (Сулимо-Самуйлло З.С, 1971).

Токсическое действие СО2 на организм человека зависит от скорости увеличения парциального давления СО2 во вдыхаемой газовой смеси и его величины. При дыхании газовой смесью с быстро нарастающей концентрацией СО2 расстройства появляются раньше и имеют более выраженный характер, чем при медленном повышении содержания СО2 до той же величины. Длительное воздействие СО2 вызывает более существенные сдвиги функции организма, чем кратковременное воздействие.

Динамика острого и хронического отравления СО2 различна.

При остром отравлении бурно и заметно протекает процесс компенсации и также быстро наступает декомпенсация.

При хроническом отравлении процессы компенсации выражены слабее, состояние относительно устойчивой адаптации сохраняется долго, а декомпенсация развивается через длительное время.

В отличие от нормального давления в условиях гипербарической плотности чувствительность дыхательного центра к СО2 снижается даже в покое, когда имеется еще большой резерв вентиляции для компенсации накопления СО2. Имеется предположение, что в этом случае восстановленный гемоглобин при пониженном рН крови вследствие задержки СО2 обладает большей способностью образования карбаминных соединений с СО2, создавая карбгемоглобин без большого вмешательства в образование оксигемоглобина (Vail E.G., 1971). Некоторое значение имеет также специфическая для водолазов пониженная вентиляторная реакция СО2 даже в нормальных условиях (Schaefer K.E., 1955; Lanphier E.H., 1969). Предполагается, что в процессе продолжительной работы водолазы адаптируются к повышенному парциальному давлению углекислого газа, в связи с чем их своеобразная реакция на СО2 является приобретенной (Lanphier E.H., 1964; Schaefer K.E., 1969). Кроме того, установлено, что при физической нагрузке вентиляторная реакция на СО2 у водолазов в отличие от людей, не связанных с подводными погружениями, снижена на 20 %, а неврогенный компонент общей реакции — на 35-45 %, что может свидетельствовать о понижении хемочувствительности у водолазов (Lally DA. et al., 1974). Это выражается в заниженной вентиляции легких под водой даже при использовании совершенного водолазного снаряжения (Goff L.G. et al., 1957). Парциальное давление СО2 в альвеолярном воздухе у квалифицированных водолазов при тяжелой физической работе может превышать 70 мм рт.ст., хотя другие физиологические реакции у них более адекватны, чем у водолазов-новичков (Jarrett A.S., 1966).

Механизм действия СО2 при острой гиперкапнии представлен в табл. 35. При гиперкапнической гиперкапнии отравляющее действие вызывает эндогенный СО2, образовавшийся в клетках организма. В первые же минуты дыхания воздухом с повышенным парциальным давлением СО2 образующиеся в избытке кислые радикалы нейтрализуются буферными системами крови (гидрокарбонатной, фосфатной, белковой и гемоглобиновый). Однако имеющийся в организме щелочной резерв не способен нейтрализовать увеличившееся количество СО2, в результате чего включаются физиологические механизмы: гипервентиляция, усиление работы сердца и почек по реабсорбции Na. По мере истощения щелочного резерва до критического уровня уменьшается рН крови. Снижение рН на 0,1-0,2 по сравнению с нормой может оказаться гибельным для организма.

Постоянство парциального давления СО2 обеспечивается влиянием на дыхательный центр рефлекторных и гуморальных стимулов. Рефлекторно оно осуществляется через хеморецепторы, находящиеся в каротидных и аортальных зонах, а гуморально — непосредственным воздействием СО2, содержащегося в спинномозговой жидкости, на центральную хеморецепторную зону или хемоцентр в области IV желудочка головного мозга. Дыхательный центр очень чувствителен к повышению концентрации СО2 в крови. Увеличение содержания СО2 в альвеолах всего на 0,22 % ведет к возрастанию легочной вентиляции вдвое. Парциальное давление СО2 в альвеолярном газе устойчиво поддерживается и при нахождении человека под повышенным давлением в барокамере или в водолазном снаряжении под водой.

Из тканей к легким венозная кровь транспортирует СО2 в виде кислых солей угольной кислоты (51 об.%), карбгемоглобина (4,5 об.%) и в виде физически растворенного СО2. Под влиянием повышенного содержания СО2 в крови в период компенсации частота сердечных сокращений уменьшается, но при этом увеличивается сила сокращений. Непосредственное и рефлекторное действие повышенного напряжения СО2 на вазомоторный центр проявляется сужением сосудов. В целом при воздействии повышенного содержания CО2 в организме в период компенсации функциональная деятельность сердечно-сосудистой системы усиливается: увеличивается ударный объем сердца и минутный объем крови, повышается максимальное и минимальное артериальное давление.

В период декомпенсации развивается тахикардия, местное сосудорасширяющее действие СО2 на стенки артериол превалирует над центрально-рефлекторным. Вследствие этого ударный объем сердца уменьшается, снижается артериальное давление, уменьшается минутный объем крови. Это особенно четко проявляется со стороны кровоснабжения сердца и мозга, в которых преобладает местная сосудорасширяющая реакция. При дыхании гиперкапнической смесью в компенсаторный период увеличивается количество эритроцитов, активируется эритропоэтическая функция костного мозга, отмечается лейкоцитоз.

В период декомпенсации наступает увеличение вязкости крови и снижение осмотической стойкости эритроцитов.

При гиперкапнии изменяется соотношение химически связанного и растворенного СО2 за счет увеличения последнего и падает артериовенозная разница по СО2. В результате этих изменений затрудняется образование в легких оксигемоглобина, угнетается тканевое дыхание и снижается активность окислительных ферментов, что приводит к возникновению кислородного голодания (развивается гиперкапническая гипоксия) и к нарастанию метаболического ацидоза.

В условиях гиперкапнической гипоксии изменяются все виды обмена: ферментативный, углеводный, белковый, минеральный. Падает активность сукцинатдегидразы и цитохромоксидазы различных тканей, уменьшается скорость синтеза гликогена в мышцах и печени, увеличивается концентрация молочной и пировиноградной кислот в крови и спинномозговой жидкости, а также остаточный азот печени. Вследствие снижения интенсивности обменных процессов и гипервентиляции при гиперкапнии происходит снижение температуры тела.

Действие высоких концентраций СО2 на ЦНС проявляется вначале возбуждением, а затем угнетением всех ее отделов. Наиболее устойчивыми к токсическому действию СО2 оказываются сосудодвигательный и дыхательный центры.

Наиболее чувствительны к действию повышенного парциального давления СО2 молодые образования ЦНС. Раньше всего угнетается кора больших полушарий головного мозга. В результате этого наблюдаются клонические и тонические судороги вследствие возбуждения нижележащих отделов ЦНС, освободившихся из-под контроля коры головного мозга. Деятельность спинного мозга угнетается в последнюю очередь. При этом судороги прекращаются, вслед за чем в любой момент возможна остановка дыхания и сердечной деятельности.

При выведении животного из атмосферы с концентрацией СО2 порядка 25 % после пребывания в ней более суток также возникают приступы тонических и клонических судорог. Этот эффект называют «обратным действием» или последействием СО2 (Альбицкий П.М., 1911; Голодов И.И., 1946). Причина таких судорог состоит в перевозбуждении центров спинного мозга, освободившихся от угнетающего действия СО2, но не испытывающих еще тормозящего влияния со стороны высших отделов ЦНС, особенно коры головного мозга, которые освобождаются от действия СО2 позднее спинного мозга.

Отравление СО2 усугубляется при перегревании или переохлаждении организма.

Следует отметить, что СО2 усиливает токсическое действие кислорода и наркотическое действие азота, снижает устойчивость к декомпрессионному газообразованию.

Клиника

Клиническая картина отравления СО2 зависит от его концентрации во вдыхаемом воздухе, скорости ее нарастания, времени действия и эффективности приспособительных механизмов. Отравление протекает в 3 формах: острой, подострой и хронической. В водолазной практике отравление СО2 чаще встречается в острой форме, для которой характерно быстрое развитие компенсаторных реакций, а при более высоких концентрациях патологических.

При отравлении СО2 водолазы предъявляют жалобы на чувство жара, появляются одышка, сердцебиение, шум в ушах, потливость, слюнотечение, тошнота и рвота.

Если нарастание СО2 во вдыхаемой газовой смеси происходит сравнительно медленно, то условно можно определить 4 последовательные стадии острого отравления: предвестников, одышки, судорог и наркоза.

1-я стадия — стадия предвестников (начальных проявлений) — наступает при содержании СО2 во вдыхаемой газовой смеси в пределах 1,5-3 % (1% = 10 000 ppm), приведенных к условиям нормального давления. Для этой стадии характерны чувство жара, умеренная эйфория, снижение внимания, легкое головокружение, головная боль, более глубокое дыхание, снижение физической работоспособности, потливость, усиление саливации, бронхиальной и желудочной секреции.

2-я стадия — стадия одышки — возникает при дыхании воздухом, содержащим 3-6 % СО2 при экспозиции 20-100 мин. Типичными симптомами для указанной стадии отравления СО2 являются выраженное чувство жара, сильная одышка, головокружение, пульсирующая головная боль, сонливость. При осмотре определяются вначале бледность, а затем гиперемия кожных покровов, набухание подкожных вен. Отмечаются небольшая эйфория, повышенная потливость, гиперсаливация. Учащается пульс, как правило, повышается артериальное давление, в большей степени диастолическое. Тоны сердца приглушены. При электрокардиографии обнаруживаются увеличение вольтажа зубцов и уширение интервала Р-Q, свидетельствующие о повышенной возбудимости миокарда и замедлении предсердно-жедудочковой проводимости.

3-я стадия стадия судорог наступает при содержании СО2 во вдыхаемой газовой смеси 6-10 % при экспозиции 5-25 мин. Для указанной стадии характерно наличие декомпенсации с развитием патологических реакций организма. Ведущим симптомом являются судороги клонического характера мышц всего тела, сопровождающиеся затрудненным продолжительным выдохом. Кожные покровы цианотичны, зрачки сужены, артериальное давление снижено, частота сердечных сокращений уменьшена, тонус периферических сосудов ослаблен, вязкость крови увеличена, осмотическая стойкость эритроцитов понижена. Возможна потеря сознания.

4-я стадия стадия наркоза появляется при дыхании в течение нескольких минут газовой смесью с содержанием СО2 более 10 %. Быстро развивается общая заторможенность. Судороги ослабевают из-за истощения нервной системы. Отмечаются редкое дыхание, брадикардия, расширение зрачков. Наступает сон, переходящий в наркоз после кратковременного возбуждения. Возможно наступление смерти от паралича дыхательного и сосудодвигательного центров.

При резком переходе на дыхание атмосферным воздухом (выведении пострадавшего из углекислотного наркоза) могут быть судороги как проявление «обратного действия» СО2.

Хроническая гиперкапния возникает при многомесячном пребывании человека в гиперкапнической среде с содержанием СО2 0,5-2 %.

В ее течении выделяют стадии компенсации, относительно устойчивой адаптации и дезадаптации.

В стадии относительно устойчивой адаптации хронической формы отравления СО2 определяются умеренное повышение легочной вентиляции, увеличение щелочного резерва крови и небольшое снижение метаболизма в тканях организма. В этот период сохраняется работоспособность и остается достаточно высокий уровень физиологических резервов организма.

В стадии дезадаптации появляются дистонические реакции, отмечаются снижение щелочного резерва крови и сдвиг кислотно-основного состояния в сторону ацидоза. Это приводит к адренокортикальному истощению, нарушению электролитного баланса, астенизации и снижению работоспособности.

http://cow-leech.ru/docs/index-9105.html

В нашем случае речь идет не о специфике работы водолазов, а всего лишь о школьниках.

Специалисты ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздрава России видят данную проблему следующим образом:

Для человека углекислый газ не имеет запаха, поэто­му повышение его уровня в помещении человек ощуща­ет тогда, когда появляются такие симптомы отравления организма, как головная боль, слабость, сложность с концентрацией внимания, усталость, повышенная утом­ляемость. В результате исследований выявлено, что с ростом уровня CO2 в помещении резко возрастает число людей, не удовлетворенных качеством воздуха.

Однако, несмотря на давность существования про­блемы, научная библиография по оценке гигиенической и физиологической значимости CO2 весьма скромна, хотя влияние углекислого газа на работоспособность и состояние людей исследовали в ряде отечественных и зарубежных работ.

О.В. Елисеева, одна из первых отечественных уче­ных, провела детальные исследования по обоснованию предельно допустимой концентрации СО2 в воздухе жи­лых и общественных зданий. Используя специальную методику исследования, автор пришла к выводу о том, что кратковременное вдыхание здоровыми людьми CO2 в концентрации 5000 и 1000 ppm вызывает опреде­ленные сдвиги в функции внешнего дыхания, кровоо­бращении и электрической активности головного моз­га. Полученные данные позволили ей заключить, что концентрация СО2 в воздухе жилых и общественных зданий не должна превышать 1000 ppm независимо от источника, среднее же содержание СО2 не должно пре­вышать 500 ppm.

В последние годы за рубежом отмечено определенное возрож­дение исследований по гигиени­ческой оценке содержания СО2, что связано с ростом количества «больных зданий» (СБЗ; Sick Building Syndrome – SBS).

Ряд зарубежных ученых счита­ют, что именно повышенный уро­вень углекислого газа в помеще­нии является одним из основных факторов, приводящих к СБЗ. На­хождение в таких зданиях может привести к такому распростра­ненному в наше время заболева­нию как синдром хронической усталости.

Термин СБЗ был введен уче­ными уже давно для описания симптомов, которые испытывают сотрудники некоторых офисных зданий. СБЗ, связанные с высоким уровнем СО2 в офисе, включает усталость, головную боль, воспа­ление глаз, носоглотки, верхних дыхательных путей. Человек, кото­рый страдает от СБЗ, испытывает эти симптомы тогда, когда он на­ходится в помещении; обычно эти симптомы исчезают, когда он его покидает.

Люди, находящиеся в помещениях с повышенным содержанием углекислого газа, имеют ослабленную носоглотку, часто болеют ринитом, фарингитом, трахе­итом. Особенно негативно сказывается СО2 на людей, которые больны астмой и аллергией, так как при нахож­дении в помещении с повышенным уровнем СО2 при­ступы этих заболеваний учащаются.

Результаты анализа отечественной и зарубежной нормативно-методической базы по вопросу нормиро­вания CO2 в воздухе помещений показали, что в отечественных нормативных документах (ГОСТ, СНиП, СанПиН, СН) содержание CO2 в воздухе помещений не регламентируется.

Губернский Ю.Д., Калинина Н.В., Гапонова Е.Б., Банин И.М., Обоснование допустимого уровня содержания диоксида углерода в воздухе помещений жилых и общественных зданий, ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина» Минздрава России, 119121, г. Москва

Тут дело не столько в концентрации СО2 в атмосферном или в воздухе помещений сколько в экспозиции этой концентрацией. Особенно за период его жизни. Поэтому данные О.В. Елисеевой о том, что среднее содержание СО2 не должно пре­вышать 500 ppm и данные Д.С. Робертсона о 426 ppm так близки.

Очевидно, что решить данную проблему по силам государству, как регулятору взаимоотношений в обществе, но в начале 90-х годов прошлого столетия Е.Гайдар и его команда с некой определенной целью отменили обязанность государства быть регулятором взаимоотношений в обществе и наделили этой обязанностью невидимую и никому неведомую руку рынка.

Поэтому спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Иными словами проблема «детей-водолазов» дошкольного и школьного возраста является проблемой только их родителей.

Между тем, академик В.А. Легасов в своей концепции безопасности «Дамоклов меч» отмечал, что на современном этапе происходит трансформация научно-технической революции в революцию научно-технологическую, когда на первые позиции выходят вопросы «как, зачем, с каким материальным и социальным риском», а не «что, сколько» мы производим.

Он свою концепцию безопасности обосновывал тем, что человечество в своем промышленном развитии достигло такого уровня использования энергии всех видов, построило такую инфраструктуру с высоким уровнем концентрации энергетических мощностей, что беды от их аварийного разрушения стали соизмеримы с бедами от военных действий и стихийных бедствий. А вот автоматизм правильного бдительного поведения в столь усложнившейся технологической сфере еще не выработался.

Из этого был сделан основополагающий вывод, что завершающийся в прошлом столетии этап промышленной революции, начатый изобретением паровой машины, с его развитой и динамичной инфраструктурой всех социальных институтов, привел мир на грань мощнейших кризисных явлений, представляющих угрозу дальнейшему развитию и выживанию цивилизации. Крупнейшие катастрофы, исход которых огромные человеческие жертвы, - трагический симптом нашего времени.

В.А. Легасов дает и рекомендации. Необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию ее обеспечения, отказаться от монополии секретности, от сиюминутных решений. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Безопасность - защищенность человека и биосферы от вредных воздействий техносферы, опасных последствий антропогенной деятельности. Наиболее актуальна задача создания технологий на новых принципах, если возможно, с внутренне присущей им безопасностью, способных уменьшить последствия ошибочных действий человека.

Академиком В.А. Легасовым сформирована качественно новая цель безопасности: главное - здоровье каждого человека, общества в целом и качество природной среды.

С позиций Кондратьевских циклов научно-техническая революция в историческую эпоху «паровой машины» уложила только пять технологических укладов.

Считается, что cводная система кондратьевских волн и соответствующих им технологических укладов выглядит следующим образом:

  • 1-й цикл (с 1803 до 1841—1843 годов) — текстильные фабрики, промышленное использование каменного угля;
  • 2-й цикл (с 1844—1851 до 1890—1896 годов) — угледобыча и черная металлургия, железнодорожное строительство, паровой двигатель
  • 3-й цикл (с 1891—1896 до 1945—1947 годов) — тяжёлое машиностроение, электроэнергетика, неорганическая химия, производство стали и электрических двигателей;
  • 4-й цикл (с 1945—1947 до 1981—1983 годов) — производство автомобилей и других машин, химическая промышленность, нефтепереработка и двигатели внутреннего сгорания, массовое производство;
  • 5-й цикл (с 1981—1983 до 2018 годов (прогноз)) — развитие электроники, робототехники; вычислительной, лазерной и телекоммуникационной техники;
  • 6-й цикл (с 2018 до 2060 (прогноз)) — возможно, NBIC-конвергенция (конвергенция нано-, био-, информационных технологий).

Необходимо отметить, что наша страна заплатила очень высокую цену, как за сам переход на 3 технологический уклад, так и сам уклад. Этот период времени сопровождался такими событиями, как революциями, гражданской войной, индустриализацией и в завершении Великой отечественной войной. За 3 технологический уклад мы заплатили десятками миллионов жизней. А вот 5 технологический уклад мы одолеть не смогли.

Об этих событиях рассказывает академик Н.Н.Моисеев.

Цитата:

« Ученые прекрасно понимали, в чем дело, а Лебедев уже тогда говорил: «А вы знаете, что я боюсь? Я боюсь, что даже нашу линию БЭСМ, эту оригинальную линию развития, создания вычислительных машин тоже однажды прикроют».

Впоследствии я выступал несколько раз с докладами по этому поводу. Вокруг меня образовалась группа союзников. Это, прежде всего, академические ученые. Я назвал академика Лебедева, академика Глушкова, академика Поспелова. Еще целый ряд людей я бы мог назвать тоже, которые прекрасно понимали, что надо, прежде всего, развивать универсальную вычислительную технику и делать ее коммерчески выгодной.

Но тут стеной встала та система управления, которую мы привыкли назвать номенклатурой. Что чиновнику более всего опасно? Появление новых технологий, новых способов работы. Тогда ему придется либо самому переучиваться, а еще страшнее – уступить место другому, более квалифицированному человеку. И вот мы сделали страшную ошибку – вместо развития собственной универсальной вычислительной техники мы пошли по линии, которую предсказывал Лебедев — линия БЭСМ была практически закрыта, появилась линия ЕС (единой серии), но фактически мы начали копировать устаревшие образцы IBM. Это было начало конца.

И уже в начале 70-х годов мы, собираясь по разным поводам, говорили друг другу о том, что «холодная» война проиграна. Не в области армии, не в области вооружения, а в области общего развития техники и технологий. Мы делали гораздо более резкие заявления, чем любые диссиденты. Причем, делали их в письменном виде, докладывая в Центральный комитет, в отдел науки, в военно-промышленную комиссию. Писали докладные. Я сам писал пару докладных. Я знаю, что Глушков без конца на эту тему беседовал с самыми высшими людьми в нашей стране. Но оказалось, что сделать было ничего нельзя. Косыгинские реформы провалились. Номенклатура, потеряв самую главную цель — обеспечения паритета в области вооружения, стала заниматься самообеспечением. Вот, собственно говоря, грустный этап, грустные заметки об истории того, что произошло. »

«Когда мы проиграли холодную войну и как появилась "ядерная зима"»

http://www.ecolife.ru/intervju/48353/

Отсюда напрашивается вывод, что причиной невозможности перехода на 5 технологический уклад в нашей стране стал процесс самообеспечения номенклуатуры. По всей видимости, к началу 90-х годов прошлого столетия процесс самообеспечения номенклуатуры в рамках «кремлевских пайков» зашел в тупик.

Выход из тупика определил Е.Гайдар и его команда, отменив обязанность государства быть регулятором взаимоотношений в обществе, и наделили этой обязанностью невидимую и никому неведомую руку рынка.

На такое управляющее воздействие реакция сложной открытой системы «Общество» была достаточно быстрой. Общество тут же перешло на резервную систему жизнеобеспечения, которой государство не требуется. Такой резервной системой жизнеобеспечения является Базар или его еще называют колхозный рынок. Так этому Базару уже не одна тысяча лет и он в любые лихие времена у любых народов позволял людям выживать за счет элементарных экономических связей при перераспределении материальных ценностей между ними. В этих условиях государство, как регулятор взаимоотношений в обществе не требуется. В таких условиях дальнейший процесс самообеспечения подсистемы, которая не нужна Системе в целом возможно за счет ренты.

Вот мы и получили базарные вместо рыночных отношений, с имитацией бурной экономической деятельностью. В том случае, когда этой подсистеме необходимо навести тень на плетень, тогда в ручном режиме можно создавать инфраструктуру для олимпиады, чемпионата мира и т.д.

Беда случилась несколько лет назад. Внутренние источники поддержания процесса самообеспечения начали заканчиваться и тут ввели санкции, тем самым перекрыв внешние источники. Сразу начались поиски дополнительных внутренних источников самообеспечения. Таким, первым и не последним, внутренним источником самообеспечения является пенсионная реформа. А Государственная Дума обязана узаконить этот источник.

Совсем не случайно сразу появилось огромное количество «зазывал» на Базаре, предлагающих обывателю приобрести свое «светлое будущее» при увеличении срока выхода на пенсию по сходной цене всего за тысячу рублей в год для неработающих пенсионеров под названием «мертвому припарка».

Между тем американский исследователь К. Фримен утверждал, что решающую роль переключателя в длинной волне играет занятость. Поскольку в периоды кризисов и депрессий имеет место высокий уровень безработицы и низкая заработная плата и, вместе с тем, именно в период депрессии запускаются базисные инновации, то очевидно сколь важны социальные инновации. Социальные и технологические инновации должны идти рука об руку. Поэтому К. Фримен писал: «Задача разумной экономической и социальной политики состоит в том, чтобы найти пути для стимулирования технических нововведений, сочетать их с соответствующими социальными переменами и сократить тем самым продолжительность депрессии». Отсутствие согласия в этом вопросе является одним из глобальных препятствий для экономического подъема. Существует своего рода трехсторонняя связь между социальными ценностями и целями, политическими инструментами и технологическими инновациями. Если общество пришло к согласию между этими тремя категориями, то создаются благоприятные условия для инновационно-технологического прорыва и социального благополучия. В связи с вышесказанным, в фазе депрессии кондратьевского цикла, как впрочем и в фазах депрессии иных экономических циклов, требуются масштабные и эффективные государственные меры по поддержке финансовой системы, экономики и социальной сферы, по запуску базисных технологических инноваций. Таким образом, фаза депрессии оказывается подходящим временем для продвижения стратегии мощного государства – вершителя судеб экономического развития, когда роль госрегулирования возрастает. Й.Шумпетер отмечал, что «процессы, происходящие в период депрессии, являют собой картину неуверенности и беспорядочности, которую мы понимаем как поиски нового равновесия, адаптации к относительно быстрым и существенным изменениям общей ситуации». Таким образом, позитивность процесса депрессии в том, что он ведет к состоянию нового равновесия путем поглощения последствий всех тех нарушений прежнего равновесия, которые произошли в период подъема. Депрессия по существу продолжается до тех пор, пока не наступит новое равновесие. В период депрессии происходит также значительное снижение издержек производства, что вызывает понижение цен на товары и услуги, уход с рынка слабых неконкурентоспособных экономических субъектов. Компании проводят в жизнь стратегию, парадоксальным образом обозначаемую «стратегией деконцентрации», когда они наводят порядок внутри себя, осуществляют концентрацию на основных видах деятельности путем деления или продажи неосновных видов бизнеса. Более сильные компании усиливаются за счет слабых, скупая у конкурентов по более низкой цене акции, ценных сотрудников и клиентов, как это происходит сегодня на наших глазах во всех развитых странах мира. Все это оздоровляюще действует на ситуацию в целом и порождает предпосылку будущего экономического роста.

Итак, в период депрессии по Г. Меншу запускается инновационный процесс, который вызывает прежде всего процесс «подачи энергии» в истощенную экономическую систему, приводящий ее в движение. В экономику поступает (вливается) поток инвестиций. Инновационный процесс, как правило, представляет собой сгусток качественных нововведений. Экономика без значительного притока инноваций вынуждена оставаться в застое. Й. Шумпетер утверждал, что носителями инноваций являются предприниматели особого типа, которых он назвал «инноваторами». Именно на долю инноваторов выпадает роль пионеров, внедряющих в производство новые товары и виды техники, открывающих новые рынки и источники сырья, по-новому организующих производство. Если такие начинания оказываются успешными, то вознаграждением служит «предпринимательская сверхприбыль» – плата за особо высокую компетентность, первооткрывательство, предприимчивость и риск. Вслед за инноваторами в новые сферы устремляются «целые рои» предпринимателей, которых называют «имитаторами» и которые умножаются спонтанно, и тем быстрее, чем выгоднее и прогрессивнее нововведения. Благодаря энергичным действиям армии имитаторов, инновации охватывают все большее число взаимозависимых отраслей. В экономике возникает оживление, которое обычно длится около десяти лет и сопровождается легким подъемом. Массовый спрос со стороны активных предпринимателей на средства производства, сырье и рабочую силу, означающий появление весьма значительной покупательной силы, вызывает вторичную волну подъема, которая охватывает уже всю экономику и становится движущей силой всеобщего процветания. Поэтому в этот период все производят и торгуют с большой прибылью. Подъем, вызывающий ускоренный экономический рост, возникает в результате невиданного роста капиталовложений в новые предприятия, а исходящие оттуда импульсы распространяются через рынки капитального оборудования, сырья, труда и т.д. Этим объясняется то, что в период подъема происходит сокращение безработицы и, следовательно, увеличение занятости, рост заработной платы и доходов рабочих, повышение спроса на потребительские товары и рост цен на них. Подъем также сопровождается ростом цен на сырье и оборудование, повышением уровня процента на кредитные ресурсы. Обычно фаза подъема продолжается от десяти до двадцати лет, определяя большую или меньшую продолжительность всего цикла Кондратьева.

https://studfiles.net/preview/4546249/page:3/

С точки зрения ненаучного подхода к решению проблем, точка зрения зарубежных специалистов, возможно, и справедлива, но для шестого технологического уклада, который будет первым в период научно-технологической революции, может все оказаться несколько иначе.

Для начала, в условиях экологического кризиса, надо решить задачу, которую умеют использовать безмозглые коллективные амебы в части социализации.

Цитата из книги Пригожина «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с Природой»

http://yanko.lib.ru/books/betweenall/prigogine-stengers_ru.htm#_Toc1693140

Когда запас питательных веществ в той среде, в ко­торой живут и размножаются коллективные амебы, ис­сякает, происходит удивительная перестройка (рис. А): отдельные клетки начинают соединяться в колонию, на­считывающую несколько десятков тысяч клеток. Обра­зовавшийся «псевдоплазмодий» претерпевает дифферен­циацию, причем очертания его непрерывно изменяются. Образуется «ножка», состоящая примерно из трети всех клеток, с избыточным содержанием целлюлозы. Эта «ножка» несет на себе круглую «головку», напол­ненную спорами, которые отделяются и распространя­ются. Как только споры приходят в соприкосновение с достаточно питательной средой, они начинают размно­жаться и образуют новую колонию коллективных амеб. Перед нами наглядный пример приспособления к окру­жающей среде. Популяция обитает в некоторой области до тех пор, пока не исчерпывает имеющиеся там ресур­сы. Затем она претерпевает метаморфозу, в результате которой обретает способность передвигаться и осваивать другие области.

Исследование первой стадии образования колонии показало, что она начинается с волн перемещения отдельных амеб, распространяющихся по их популяции к спонтанно возникающему «центру притяжения». Экспе­риментальные исследования и анализ теоретических моделей установили, что миграция является откликом клеток на существование в среде градиента концентра­ции ключевого вещества — циклической АМФ, периоди­чески испускаемого сначала амебой, ставшей центром притяжения, а затем — после срабатывания механизма задержки — и другими амебами. И в этом случае мы видим, какую важную роль играют химические часы. Как уже неоднократно подчеркивалось, они, по сущест­ву, являются новым средством связи. В случае коллек­тивных амеб механизм самоорганизации приводит к установлению связи между клетками.

Мы хотели бы подчеркнуть еще один аспект. Образование колоний коллективных амеб — типичный пример того, что можно было бы назвать «порядком через флуктуации»: возникновение «центра притяжения», ис­пускающего циклическую АМФ, сигнализирует о потере устойчивости нормальной питательной среды, т. е. об исчерпании запаса питательных веществ. То, что при нехватке пищевого ресурса любая амеба может начать испускание химических сигналов — циклической АМФ — и, таким образом, стать «центром притяжения» для ос­тальных амеб, соответствует случайному характеру флуктуации. В данном случае флуктуация усиливается и организует среду.

Гошка Леонид Леонидович, Сыктывкар.