Почему растут цены на продукты питания?

Анализ причин формирования наблюдаемой в России "противоестественной" для нормальной экономики тенденции роста цен на продовольствие при огромных вложениях в топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Статья посвящена памяти Народного лидера НПСР Кудрявого В.В.

Памяти Виктора Васильевича Кудрявого

О росте стоимости продуктов питания и инвестициях в ТЭК

19 февраля в интервью РИА Новости замглавы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Андрей Цыганов заявил, что цены на продукты должны расти, иначе производители не смогут получать адекватную прибыль и вкладываться в развитие производства:

«Понятно совершенно, что для потребителя плохо, когда цены растут. Но потребитель тоже должен понимать, что если цены будут все время низкими, то развития не будет. Производитель должен получать адекватную прибыль, чтобы ему хватало для того, чтобы поддерживать свое производство и самое главное, чтобы развивать его. Ситуация, когда цены держатся на одном уровне, могла бы сигнализировать о наличии картельного сговора. Корректировки цен, когда они сначала снижаются, а потом отскакивают вверх - это нормальное явление для рыночной экономики. Вот если бы эта цена не менялась, вот тогда бы у ФАС возникла необходимость внимательно посмотреть на эту ситуацию – нет ли там признаков сговора о фиксации цен или монополиста, который в состоянии в одностороннем порядке определить цену товара. Когда цена то растет, то понижается в зависимости от ситуации на рынке, вот это как раз и есть та самая конкурентная экономика.

Подорожание птицы и яиц (по данным Росстата, яйца в прошлом году подорожали на 25,9%, мясо и птица — на 9,7%) вызвано активным развитием этого сектора. Благодаря этому Россия обеспечила себя мясом птицы и яйцом более чем на сто процентов. В условиях нормально действующей экономики естественным следствием этого стало понижение цен. Поэтому потребитель в течение прошлого и позапрошлого годов радовался тому, что у нас уменьшаются цены на яйцо, на курицу (?).

Однако, эта ситуация продолжаться бесконечно не может — компании должны отдавать долги, которые взяли на развитие производства. Вообще в убыток себе никто работать не собирается.»

При Союзе, после всех выплат, зарплат и налогов, предприятию оставалось 2%, и это были предприятия "миллионеры", которые развивались, строили квартиры для сотрудников, детские сады, и т.д.,

Анализ динамики цен промышленных средств производства и услуг показывает, что наибольший удельный вес в структуре расходов сельскохозяйственных организаций имеют горючее и смазочные материалы, комбикорма и электроэнергия на производственные нужды. Причем доля расходов на ГСМ в затратах колеблется от 35 до 41%, на комбикорма - от 19 до 25, на электроэнергию - от 8 до 12%.

По данным ВНИИЭСХ, через систему цен из года в год при продаже сельскохозяйственной продукции и покупке энергоресурсов из сельского хозяйства изымается свыше 15% вновь созданной стоимости.

Тарифная нагрузка особенно тяжела для животноводов, переработчиков и тех, кто только собирается открывать производство. Из общей суммы затрат на оплату электроэнергии у них уходит обычно 20, а то и 30 процентов. Поэтому растениеводам заниматься переработкой невыгодно, так как сушка и сортировка — это дополнительные расходы на электричество.

В связи с этим малый бизнес за переработку не берется, этим занимаются крупные предприятия. А ведь крупный бизнес в сельском хозяйстве не всегда привязан к селу. Такие компании сеют, обрабатывают и уезжают, не занимаясь содержанием и развитием самого села. Руководители небольших хозяйств сами живут на селе, поэтому для них актуальны вопросы уличного освещения, качество дорог, наличие бань в населенном пункте. Понятно, что крупный бизнес должен присутствовать, поскольку он подстегивает мелкие производства. Но допускать монополии на продовольственном рынке нельзя. А энерготарифы для сельхозпредприятий в настоящий момент не позволяют предприятиям развиваться, в лучшем случае только лишь не дают разориться.

Но, в любом случае, на продукцию ложится не менее десяти процентов. Потребность в электроэнергии постоянно увеличивается за счет механизации производства. Энергосберегающие технологии используются в основном для освещения, а электродвигатели меньше потреблять с годами не стали.

При этом объяснить причину банкротства или ликвидации предприятия большими тратами на электроэнергию невозможно. Предприниматель не обязан указывать причину закрытия — законодательно это не закреплено. Можно ссылаться на высокие налоги, тарифы, отъезд. Кого-то проверками «задавили», кто-то, напротив, расширился и стал юрлицом. Высокие тарифы — это не показатель, который дает объективную характеристику сложившейся в фермерском хозяйстве ситуации.

Безусловно, аграриям необходима поддержка. К примеру, нельзя рассматривать содержание школ на селе с точки зрения выгоды. Нужно воспринимать этот вопрос как государственный приоритет. Ведь если в селе не будет школы, оно вымрет. А школа – это тоже энергозатраты.

Итак, в среднем доля платы за энергетические ресурсы в стоимости произведенной сельхозпродукции составляют 11,5%

В структуре расхода первичной энергии в электроэнергетики России газ занимает около 52% и порядка 80% в объёме потребления топлива в теплоснабжении.

В 2018 году инвестпрограммы «Газпрома» составили 1,5 трлн рублей. С увеличением на 17% первоначально запланированной цифры – 1,279трлн. руб. В проект «Сила Сибири» - 218 млрд руб., на развитие Чаяндинского месторождения – 116 млрд руб., в «Северный поток-2» - 115 млрд. руб. На проекты капитального строительства было выделено 984, 3 млрд руб. В 2017 году «Газпром» увеличил инвестпрограмму на 23,9% до 1,13 трлн.руб. В 2011 – в 1,5 раза до 1,3 трлн руб. Общий объем инвестиций в 2019 году составит 1 трлн 325,724 млрд руб., в т.ч. объём капитальных вложений – 963,019 млрд руб. (развитие центров газодобычи на полуострове Ямал и на Востоке России, газотранспортной системы в Северо-Западном регионе России, строительство газопровода «Сила Сибири» и второго пускового комплекса газопровода «Сахалин-Хабаровск-Владивосток», реализация проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

https://cdn.vdmsti.ru/image/2018/6x/12r92/fullscreen-1e9.png

Если бы «Газпром» был нормальной компанией, он бы мог платить хорошие дивиденды и был бы очень инвестиционно привлекательным. Но поскольку все реальные «дивиденды» раздаются «интересантам» через закупки и подряды на капитальное строительство, обычному инвестору с рынка там делать особо нечего.

Одной из серьёзнейших проблем, ведущих к удорожанию работ по капитальному (инвестиционному) строительству и капитальному ремонту, с одновременным снижением их качества, является наличие фирм-«прокладок» и в целом системы «откатов».

Характерные примеры:

5 лет назад ещё до официального объявления проекта строительства приёмного терминала сжиженного газа в Калининградской области подрядчику Министерства обороны в данном регионе было предложено осуществить данную стройку за 30% от проектной стоимости. Интересантом выступала структура Тимченко. Потенциальный подрядчик отказался. Последующие проблемы с данным объектом всем известны (размыв и замена плавучим терминалом).

В настоящее время на Ямале на объектах НОВОТЭКа «откат» составляет 35%, а «газпромовских» объектов - 55%.

Вынужденная «экономия» заставляет подрядчиков «удешевлять» расходы путём снижения качества МТР, вплоть до использования контрафакта и набора дешевой рабсилы.

Указанные причины приводят к тому, что, сдающиеся «в директивные сроки» объекты фактически не работоспособны. А на строительстве «Силы Сибири» и «СЕГ-2» до 40% работающего персонала подрядных и субподрядных организаций являются низкоквалифицированным, либо гасторбайтерами. Которым зачастую платят гроши, либо вообще оставляют без расчёта.

В результате, вновь вводимые со значительными недоделками под так называемые «гарантийные обязательства» в эксплуатацию объекты ЕСГ, сразу уходят в капитальный ремонт и доделываются уже в рамках него.

Что оборачивается дополнительными затратами, которые в совокупности ложатся в рост тарифов.

По оценкам бывших специалистов Минэнерго и Минатома СССР, а также бывших и действующих сотрудников Минатома, «Роснефти», «Транснефти» и «Газпрома» до половины средств инвестпректов по модернизации и расширению магистральной инфраструктуры банально разворовываются в интересах известных друзей Путина и высшего «эффективного» менеджмента «Роснефти», «Транснефти» и «Газпрома».

Специалисты считают, что в случае наведения должного порядка с расходованием средств, с показательными судебными процессами, и возвращение в руководство данных монополий специалистов-профессионалов данных отраслей, цены на продукты питания будут не расти, а ежегодно, по мере реального развития отечественного сельского хозяйства, снижаться!

Видится целесообразным инициировать проведение параллельной комплексной проверки Счётной палаты, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, ФСБ и МВД обоснованности размера и реального расходования средств по инвестиционным программам в ТЭК.

Кравцов Леонид Анатольевич, Санкт-Петербург.

23.02.2019 г.