БУДЬТЕ КАК ДЕТИ, или НЕ ПРЕДАВАЙ, ВЕДИ СЕБЯ ХОРОШО!

ТАК БУДЕТ С КАЖДЫМ
В детстве ты даже не замечал того, что считалось естественным. Просто пользовался этим. Залетая ватагой в чей-то двор. Скромно теснясь во дворе, стесняясь – пригласят ли? Ведь вы были зверски голодны. Наигравшись своей детской общиной…

В детстве ты даже не замечал того, что считалось естественным. Просто пользовался этим. Залетая ватагой в чей-то двор. Скромно теснясь во дворе, стесняясь – пригласят ли? Ведь вы были зверски голодны. Наигравшись своей детской общиной…

 

И каждый раз – это маленькое чудо. Куда бы вы ни перелетели свой стайкой – везде было одно и то же. Мама того, чей это был дом или квартира – становилась вашей общей. Она могла кого-то умыть, высморкать. Кого-то шаловливого присмирить, наравне с твоими родителями. И еще – конечно, угостить, всех поровну. Хлеб с маслом – и сверху еще щепотка сахара… Что может быть лучше?

 

И перепархивая свой воробьиной стайкой дальше – вы пересекали черту одной зоны ответственности. Но тут же оказывались в другой. Соединенной с этой. Без трещин. Без провалов. Ваша жизнь – всегда была в зоне чьего-то внимания, ответственности, заботы… И было – легко и просто, не надо никому объяснять, что только так и надо… Жить под защитой – общей для всех, как небо, что было проще и насущней!

 

Ты, вместе со всеми другими, молча, не терпел тех – кто кичился тем, что у них было что-то особое… Богатство… Из другого, большого мира. Чего не было у других. Речь не о пробках, которые бренчали в кармане, в которые ты иногда играл со всеми во дворе. А о чем-то другом…

 

Как это объяснить… Скажем, у кого-то было много добра, родители ездили в загранку… И это лежало дома… И скапливалось там… И он – мальчик оттуда, из того мира… Как-то открывал, что у него есть и то, и другое, и третье… Ведь в этом был смысл этих накопленных сокровищ… Чтоб показать, что ты – другой. Над кем-то…

 

И в эти квартиры, напоминавшие подземелья, от тесноты вещей и полусумрака – никто не залетал гомонящей толпой. И если даже и попадал – чувствовал себя неловко. И тебе хотелось скорее выбраться из этой темницы. И просто не возвращаться туда…

 

И играть с мальчиком из этого мира, хилым толстоватым неумехой – было всем как-то некстати, не с руки… Его перекидывали из одной команды в другую, но нигде он не становился своим… За него никто не болел… Его никто не пытался спасти, посочувствовать, что он не увернулся от мяча… Он был – и оставался навсегда чужаком… В конце концов изгоняемым из дружины… И никто не жалел об этом. Даже для количества не надо было того, кто был ловок только за родительский счет…

 

Да. Ты сам иногда разбивал в порыве «свои богатства». Эпидемия пробок проходила. Все накопленные «сокровища» ты просто топтал в общем порыве… Хватит! Наигрались…

 

Начинались другие поветрия. Ты мог все-таки втихаря улучить момент, когда папки не будет дома, и подтибрить его радиоприемник. Маленький, работавший на «Кроне», которых было не достать, и потому он включался не часто. Папка берег его на рыбалку, чтоб веселей было у костра, у палатки… И ты, беспечный, не думая насколько он дорог ему – при первой возможности – обменивал его на такой восхитительный, прекрасный пистолет… Увесистый, похожий на настоящий… Что даже не было и тени сомнения, что дороже. Пистолет или приемник. Конечно, пистик! вот это вещь! вот это настоящее сокровище человека! Твое оружие… Ведь по идее-то, по сути-то, папкин приемник тоже бы – твой…

 

И долгая мучительная операция по обратному обмену… Когда взрослые уже без твоего участия и умишки разбирались. В своем мире ценностей. Что, дескать – ты несмышленыш еще, и этим пользоваться нельзя… И приходилось отдавать обратно… Пистолет… Провожая его долгим взглядом… Ведь как он прекрасно, будто влитой, сам ложился в твою руку… Как радовала тебя его тяжесть… Кто может это понять, оценить… Было такое? Было… Но против отцовской воли не попрешь… Надо ему этот приемник, значит, надо…

 

Но никогда, никогда, никогда ты не шел на то, чтоб торговаться со своими. Я даю тебе одну машинку. На время. Верни мне две. Навсегда. Я даю тебе мячик – вернешь больше… И этот, смотри не поцарапай… Даже в мыслях такого быть не могло. Даже представить. Даже слов таких не было. А уж тем более – составить договор. Долги. Проценты. Забираем у Кольки шахматы… У братьев Куликов – их единственную радость, аквариум с гуппи и меченосцами… За какую-нибудь выдуманную причину… Дикость. Мрак. Не было и не могло их быть в твоем детстве, причин таких…

 

Напротив. Было другое. Старались, чтоб все это было незаметно. Что у кого есть. Даже горе. Даже домашние неурядицы и пьянка и скандалы. Рождали молчаливее сочувствие. Но не нарушали равенства. Перед войной и игрой равны были все. Игры были такими, чтоб все могли участвовать. А не только «владельцы» битка или «лучшей клюшки». Все было приблизительно одинаково – и в этом была справедливость. Покажи себя – на поле, в действии. Дай пас. Отбей удар. Как можешь. Прояви. Помоги другу. Дай финт, когда друг принимает удар, выходи вперед, бей!.. Тогда ты – лучший. Единоличников-то видно было везде…

 

Особенно в этой непрерывной войнушке… То «генерал-симус», то снежные битвы крепость на крепость… То баталии между дворами, а то и между улицами, кварталами… Где в ход идут уже почти как настоящие, хоть и деревянные, викингские щиты и мечи… Геройство… Отвага… Мужество… Красота… Кровь… Победа… Кто победил, кто ловчей – тот и первый…

 

Изо дня в день это повторялось вновь и вновь, притягивая, сплачивая, выдвигая самых надежных – вперед… Но и они, первые, заводилы – никогда никуда не отрывались. Жили одной жизнью. Иначе и их бы – отторгли. Как зло. Больше не подчиняясь злу. Вот и весь простой детский уличный мир… Который ты потерял… И как-то привык жить в чужих нормах и категориях…

 

Напомню, что и народу твоему, в его историческом «детстве», тоже не приходило в голову многое, что ты сейчас считаешь вдруг важным, серьезным… Всю эту «политику», «формации» и уж тем более насевшую паутину манипулятивного «права» и нынешнего режима, который властью называть нельзя…

 

Из «Системы динамической собственности», о начале:

 

«Русь. Возникшее в недрах славянского рассеяния, как видно из трудов Мавро Орбини, включавшее в некоторые периоды практически всю европейскую территорию – «Славянское царство» (далее и русское государство) в самые первые периоды становления дает четкую картину формирующейся системы управления, ее особенностей и зарождающихся функций.

 

 

Сами эти функции, будучи реализованы как вертикали власти, так и формирование особой структуры общества, как единого фундамента – в дальнейшем развиваются в единый государственный организм, охвативший воедино – землю, которую населял народ, связанный единым образом общественных отношений на всем пространстве, единой системой управления. Если наиболее совершенным в отношении манипулятивного управления – стала римская, а затем и византийская империи, то именно Русь стала превзошедшей их, реализуя иные принципы в области "человеческого устроения и управления".

 

Первоначальное состояние безвластия описано Нестором: "Земля наша обильна и богата, наряда только нет". Наряд – это и власть, и одновременно "воинское одеяние" нашей земли, некое подобие кольчуги, которое, как увидим – как прообраз устроения системы согласования, во многом напоминает ее свойства и действия реагирования на любые вызовы и удары.

 

Мы, имея богатства и земное изобилие – при этом не дерзали бороться за власть. Это особое качество, ожидание "подходящей" власти. Власти, как служения. При манипуляции – происходит обратное. Постоянная борьба за власть. При ней – не может никак получиться, что "свято место пусто" – на протяжении лет и веков».

 

Что сейчас-то не так? Почему ты, русский человек, забыл детство? И свое, и общее. Когда все было естественно и правильно. Когда в этой связке власти-кольчуги, на передовой – стояли только лучшие. Те, что не предадут. Те, кто делится последним. Те, кто свои в любой игре, любом начинании, предприятии…

 

Как ты, будучи рожденным от великих предков, размениваешься на дешевые мелочи?... Посмотрел бы на тебя, такого, ты сам, из того твоего детства… Просто цыркнул бы слюной, и отвернулся. Ничего стоящего внимания. Ничего интересного. Ничего живого не осталось. Ни в игру. Ни на войну…

 

Как же ты докатился до такой жизни, когда уже в привычку, в характер проникло чуждое, от чего ты молча, неосознанное, просто избавлялся в детстве… И ты живешь по чужим нормам? Может, родители тебя так воспитывали? Окружающие?... Или поманило это вторгшееся, чуждое? Лежащее по чужим мирам и квартиркам? От чего ты воротился тогда, мальчишкой. А став взрослым – не можешь? Принимаешь, как ценности. Как свое. И какими тогда будут твои дети, раз ты перестал быть собой. Предал того мальчишку, который радостно жил. Рвался на улицу – туда, в войну, к своим, душой и сердцем. И никогда. Никогда, никогда бы не стал таким, как ты…

 

Как ты допустил, что при всех богатствах страны, сидя на 40 процентах мировых ресурсов – ты позволяешь издеваться над разумом. Земля наша обильна и богата до сих пор. Но ты почему-то терпишь, что тебе рассказывают. Что нет денег на пенсии. Никак не справиться с сиротством. Никак не вытащить – вдумайся, тех, кто работает – из нужды…

 

Это уже не ты. Не тот, который легко бы решил эти проблемы своей компанией. Еще бы и постыдился, что медлил, что тянул, что решил отсидеться где-то в уголке…

 

Будьте как дети – говорилось и тебе в первую очередь. Чтоб ты не забывал этого качества. Если пенсионная реформа – это зло, значит, так и относись к этому. И ко всем, кто к этому причастен. Без исключения. Кто скопил у себя по закромам немерено. И делает вид, что так и надо.

 

Если вывоз ресурсов и капиталов, приватизация, ограбление народа – зло. Значит, так к этому и относись. Да не в-одиночку. Пусть тебя поначалу даже домашние посчитают городским сумасшедшим. Что ты не хочешь быть преступником простых заповедей, полученных и освоенных тобой в детстве. Что ты не хочешь смириться перед злом… Потом привыкнут… Потом поймут… А потом ты победишь. И себя – изменившегося пока что до неузнаваемости. И – внешнее зло. Принесшее все эти чуждые отношения.

 

Это и есть та война. В которой ты побеждал тогда, в детстве. Осталось вспомнить все… И определиться со своими. Кто тебе свой, а кто чужой… И снова, как в детстве – учиться справедливости. И избавлению от преступлений… Своих и чужих… Не мешай тому мальчишке, который еще жив в твоей душе, просто быть самим собой…

 

Ю.Екишев

___________________________

Благодаря вам и вашей поддержке создан сайт: http://sobor.news/
Более подробный анализ смотрите в разделе "НАШИ МАТЕРИАЛЫ": http://sobor.news/category/новости/наши-материалы/
Поддержать нас: http://sobor.news/category/новости/поддержать-нас/
Связаться с нами: http://sobor.news/действие/

 

комментариев нет