ТАКОЕ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПРИ ПУТИНЕ....

сергей росляков,

10-06-2018 17:19

(ссылка)

КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО....

Про это не покажут в телевизореОпубликовано: 5 Июня 2018 09:20
0
114133

"Совершенно секретно", No.6/407, июнь 2018
Сергей РУСЕВ


Развалины заводаРазвалины завода



В середине апреля, когда новый-старый премьер-министр Дмитрий Медведев выступал перед депутатами Госдумы, он произнёс многозначительную и вызывающую надежды речь: «Наша экономика готовится к ответам на глобальные технологические вызовы. Современный мир – это мир новых идей, новых технологий. И в этом мире позиции страны определяются способностью генерировать инновации. Мы практически во всех отраслях создаём информационную инфраструктуру, которая станет основой перехода на цифровые технологии, стараемся сформировать благоприятную среду для появления новых высокотехнологичных компаний и продуктов».
Как говорится, да кто же против? Конечно, Россия просто обречена на новую индустриализацию – нам как воздух нужны новые и высокотехнологичные предприятия! Но есть и не менее важная задача: сохранить и восстановить уже имеющиеся заводы и фабрики, которые в дикие годы реформ и хищной приватизации практически прекратили своё существование. Таких предприятий по необъятной России сотни и даже тысячи, а ведь каждое из них обладает уникальным потенциалом, традициями, технологическими наработками. Вот бы на них обратил внимание глава кабинета министров…
Можем даже подсказать один адресок: Московская область, Талдомский район, посёлок Запрудня – бывший Запрудненский завод электровакуумных приборов, а ныне ОАО «ЗЭЛТА». Название компании произошло от последнего советского названия предприятия – Завод электронно-лучевых трубок и аппаратуры. На самом деле на этом некогда высокотехнологичном заводе никаких трубок и аппаратуры давно не выпускают.
Был момент, когда на ЗЭЛТА производили «высокотехнологичные» бутылки для пива «Бочкарёв», а сегодня ситуация ещё грустнее: гордость завода корпус №100 – «сотый», выпускавший цветные кинескопы, давно продан фирме «Русьимпорт»; 37-й корпус, бывший цех электроннолучевых трубок, продан производителям обоев. В заводских складах расположилась фирма, производящая корма для животных. В бывшем «пятом» цехе собирают насосы для нефтяной отрасли, а в остальных цехах размещены общежития для нелегальных мигрантов, которых регулярно выкуривает полиция…
Раньше Запрудненский завод электровакуумных приборов выглядел так

ОТ СКЛЯНОК ДО КИНЕСКОПОВ
А ведь история этого предприятия уходит корнями аж в XIX век, когда здесь, в отдалённой подмосковной деревне, возникло производство, ставшее для Запрудни градообразующим. Любопытно, что основателем завода стал не какой-нибудь иностранец или отечественный толстосум, а вполне себе предприимчивый русский крестьянин Фаддей Тимофеев, который в 1860 году построил в Запрудне необычное сооружение – деревянный шатёр, а внутри него – печь для плавления стекла, так называемая стеклянная гута.
Тимофеев нанял работников из таких же крестьян, научил выдувать силой собственных лёгких стеклянные изделия. Всему этому он сам научился, поработав в молодости на стекольном заводе Моллера. Одарённый крестьянин не только до тонкостей овладел профессией стеклодува, но неплохо разбирался в логистике и снабжении сырьём, а также в сбыте готовых изделий. Потребности страны в стеклянных товарах уже тогда были очень высокие – на деревенском заводе выдували аптекарскую посуду, чернильницы, склянки для парфюмерии и прочие изделия.
Позднее, в 1871 году, стеклозавод в Запрудне был продан виноторговцу Петру Лытневу, которого производство интересовало только для изготовления винных бутылок. Очень быстро Лытнев разорился – завод был продан на торгах. Новый владелец, богатый купец Добровольский, оказался более удачливым предпринимателем. Он владел заводом более 30 лет – при нём на предприятии работали около 200 человек, а продукции выпускалось в год на десятки тысяч тогдашних рублей.
До революции завод неоднократно менял хозяев, каждый из которых вносил новшества в производство. Так постепенно расширялась и усложнялась номенклатура продукции – к началу Первой мировой войны на заводе выпускали не только аптекарские пузырьки и флаконы для духов: в Запрудне начали производить стёкла для колб электроламп, а это уже был совершенно другой уровень технологий.

zaprudnya.ucoz.ru
После революции завод стал народным достоянием и продолжил выпускать колбы для электроламп, в которых так нуждалась молодая Советская Россия, выбравшая путь электрификации всей страны. Только за один календарный год, 1927/1928-й, выпустил 7700 тысяч таких колб. Запрудня стала расцветать – в посёлок протянули железнодорожную колею от станции Вербилки. По планам первой пятилетки (1928 – 1933), объём продукции завода должен был вырасти в 10 раз. Начались капитальные вложения в завод: строились новые стекольные печи, новые цеха. Да и жизнь людей очень заметно улучшалась. В заводской газете «Лампочка Ильича» за 1935 год можно прочесть статью, в которой сообщается, что на заводе уже трудятся 1500 человек, при нём работает школа-восьмилетка, появились подъездные железнодорожные пути прямо на территории завода. Заметим, что сегодня этих путей уже нет, но об этом чуть позже.
После Великой Отечественной войны, во время которой завод находился в эвакуации в далёком Томске, предприятие очень быстро было восстановлено и вновь начало выпускать в огромных количествах лампочки накаливания.
А затем наступила новая технологическая эпоха – в 1950 – 1960-е годы на Запрудненском электроламповом заводе, как его называли в ту пору, был освоен выпуск кинескопов для первых советских массовых телевизоров «КВН-49», «Ленинград Т-2», «Рекорд» и «Старт».
В 1956 году на заводе было создано СПКТБ (специальное проектно-конструкторское бюро). Стали поступать наукоёмкие оборонные заказы. В 1966 году предприятие получило название Запрудненский завод электровакуумных приборов (ЗЗЭВП). Что только не выпускали на нём – украшения из разноцветного стекла, сложные приборы типа электронно-лучевых трубок, счётчиков Гейгера и датчиков контроля энерговыделений для ядерных реакторов. А ещё – электронные приборы для систем посадки самолётов, для подводных лодок, для атомных станций, для нужд оборонной промышленности и армии. И, конечно, самый широкий спектр кинескопов разных размеров – чёрно-белых и цветных.
Количество выпускаемых кинескопов исчислялось десятками тысяч в месяц. Причём продукция шла не только по всему СССР – в 1977 году завод отправлял её на экспорт более чем в 25 стран мира, даже таких высокоразвитых, как, к примеру, Италия. Сегодня в такое трудно поверить, но Европа с удовольствием покупала у нас малогабаритные кинескопы из Запрудни для переносных телевизоров, которые ничем не уступали зарубежным аналогам. В конце 1980-х годов ЗЗЭВП активно осваивал производство радиоэлектронных приборов и аппаратуры для геологии, метеорологии, для строителей. В 1991 году он снова сменил своё название, которое больше соответствовало его специфике, – Завод электронно-лучевых трубок и аппаратуры ЗЭЛТА.
Всё это время предприятие постоянно развивалось – в 1978 году начато производство цветных кинескопов 61ЛК3Ц, в 1985 году освоено производство кинескопов 61ЛК4Ц. В 1988 году завершилось строительство корпуса №100, мощности которого позволяли выпускать 250 тысяч кинескопов в год. Всего же за 1978 –1997 годы Запрудненским заводом было выпущено более 9 миллионов цветных кинескопов.
Параллельно с производственными успехами развивалась и социальная сфера в посёлке Запрудня, который полностью зависел от завода. Активно строилось жильё, появились новый Дворец культуры и Дворец спорта, возводились школы и детские сады, больничные корпуса. В 1989 году посёлок Запрудня был признан самым благоустроенным посёлком в РСФСР.
Платформа Запрудня Савёловской железной дороги. Конец 1950-х

zaprudnya.ucoz.ru
ЧЁРНАЯ ТЕНЬ ПРИВАТИЗАЦИИ
Примечательно, что даже после развала СССР завод ещё какое-то время держался на плаву, хотя уже в первые годы гайдаровских реформ по всей стране шёл масштабный развал российской промышленности. Держалось предприятие за счёт огромного авторитета директора, Героя Социалистического Труда Владимира Остапюка, его связям в министерстве и правительстве, его честности и бескорыстной любви к родному заводу. Владимир Георгиевич стал директором ЗЗЭВП в 1974 году и оставался на этом посту до конца жизни. До 1993 года.
После этого и начали над заводом сгущаться тучи. Сначала при одобрении коллектива были проданы две американские стекольные мешалки «Корнинг» – довольно дорогие устройства из-за содержавшейся в них платины. Однако особых денег для завода эта сделка не принесла. Куда ушли деньги, так и осталось тайной до сих пор.
Затем, уже при директоре Владимире Козлове начался процесс приватизации завода по популярной в те времена схеме: директор создал конторку по скупке ваучеров, на которые выкупил акции завода, превращённого в акционерное общество. Однако для выкупа контрольного пакета ваучеров не хватало, и Козлов обратился к инвесторам, которыми оказались братья Валентин и Евгений Толкачёвы.
Братья – довольно колоритные персонажи. К примеру, Валентин имел бурное прошлое и проблемы с законом в молодые годы. Как утверждает издание «Утро. ру», в юности он работал инкассатором и во время нападения на его машину случайно застрелил прохожего. За это отбыл срок, а выйдя на свободу, устроился таксистом. И – сбил человека. Правда, на этот раз возбуждённое против него уголовое дело было прекращено. Но с тех пор Валентин Толкачёв уже не рвался за «баранку», а решил пойти по предпринимательской стезе. И, надо отметить, здесь он достиг приличных результатов – вместе с братом Евгением создал целую корпорацию ТВТ (Телевизоры Валентина Толкачёва).
Звучит достаточно громко и убедительно, но вот как описывает деятельность этой структуры «Деловая пресса»:
«Созданию корпорации предшествовали несколько банковских кредитов, в частности Промстройбанка, Инкомбанка и Национального лесного банка. Кредиты в основной своей массе Валентином Толкачёвым и его братом Евгением, являющимся заместителем Толкачёва по корпорации, тратились совершенно не по назначению – проще говоря, «проедались». Когда наступала пора расплачиваться, предприниматель брал очередной кредит в другом банке и расплачивался с предыдущим кредитором. Тем не менее руководитель российской корпорации с громким названием исправно получал кредиты, показывая в каждом банке письма за подписью влиятельных политиков о поддержке якобы разработанной им программы развития отечественного телевизоростроения. По большому счёту строилась пирамида. Рано или поздно она должна была рухнуть. Чтобы оттянуть этот неприятный момент, Толкачёв лихорадочно искал деньги».
Заводской фестиваль молодёжи в Запрудне. 14 июня 1959

zaprudnya.ucoz.ru
И нашли эти деньги братья Толкачёвы на описываемом нами предприятии ЗЭЛТА, где они практически лежали на полу, точнее, в заводском ангаре, в виде принятого на ответственное хранение того самого американского оборудования «Корнинг». По поводу его происхождения есть две версии: 1) профильное министерство ещё до распада СССР пыталось с его помощью модернизировать производство цветных кинескопов на ЗЭЛТА; 2) министерство покупало это оборудование для литовского завода, производящего кинескопы, а после развала СССР никто уже не хотел отдавать оборудование в отделившуюся Литву – было принято решение оставить заокеанскую технику в ангаре на ЗЭЛТА. Даже после продажи двух стекломешалок большая часть комплекса уцелела.
Затем произошло следующее: после приватизации ОАО «ЗЭЛТА» контрольный пакет акций оказался у Толкачёвых. Любопытно, что оборудование для производства кинескопов в книгу приватизации так и не попало и фактически осталось в федеральной собственности.
Опять цитируем прессу: «Весьма лакомый кусочек, на который Толкачёвы не могли взирать спокойно. В 1999-м братья решили продать это оборудование. Продажа осуществляется весьма хитрым способом. Сначала ЗЭЛТА продаёт весь набор оборудования всего за 300 тысяч долларов немецкой компании «Фердер Хантер Хаус», учредителем и директором этой фирмы оказался… Толкачёв Валентин Юрьевич. Затем немецкая компания перепродаёт установки ирландской фирме «Лонг Айленд», где владельцем и управляющим оказывается знакомый нам Валентин Толкачёв. И уже ирландская фирма перепродаёт оборудование индийской компании «Видеокон» за 3,6 миллиона долларов. Эта сделка вызвала восторг у индусов, поскольку, по данным издания «Экономик Таймс оф Индия», сумма сделки проданного оборудования оценивалась 26 миллионов долларов.
Легендарный директор завода Владимир Остапюк

warheroes.ru
ОТ КИНЕСКОПОВ К СТЕКЛОТАРЕ
А братья продолжали укрепляться на захваченном ими плацдарме – для начала они уволили того самого директора Козлова. Затем они создали целую сеть дочерних фирм, как называют их в Запрудне, «зэлтят» – по аналогии с цыплятами. С 01.11.1997 ОАО «ЗЭЛТА» разделилось на девять акционерных обществ:
ОАО «ЗЭЛТА-Фара», ОАО «ЗЭЛТА-ТВ», ОАО «ЗЭЛТА-Самсунк», ОАО «ЗЭЛТАИнжиниринг», ОАО «ЗЭЛТА-Финанс», ОАО «ЗЭЛТА-Транс», ОАО «ЗЭЛТА-Техно», ОАО «Агропромышленная компания «Запрудня», ОАО «ЗЭЛТА-Энерго» (решение собрания акционеров ОАО «ЗЭЛТА» от 30.09.1997). Теперь почти все эти компании за ненадобностью закрыты.
Такое обилие однозвучных компании позволило перепродавать заводские акции, перекладывать долги за энергоносители. К примеру, все долги за электроэнергию Толкачёвым удалось повесить на цех производства цветных кинескопов. Не выдержав такого бремени, цех прекратил своё существование.
Вот как описывает те процессы издание «Деловая пресса»:
«В своё время Евгений Толкачёв получил под программу производства на ЗЭЛТА отечественных кинескопов крупный кредит в Уникомбанке. Судя по тому, что весьма ценное оборудование для этого самого производства было продано «налево», само производство никто развивать не собирался. К моменту возврата кредита предприятие оказалось банкротом. Правда, с небольшим «но». На базе предприятия возникло 9 самостоятельных юридических лиц, не являющихся правопреемниками завода и фактически принадлежащих братьям Толкачёвым. А Уникомбанк так и остался у разбитого корыта».
Получало ОАО «ЗЭЛТА» и конверсионный кредит от правительства – за то, что производство приборов для атомной промышленности было передано предприятиям Минатома. Судьба этого кредита также туманна, поскольку никакого технологического обновления на предприятии не велось. Какое-то время на ЗЭЛТА существовало стекольное производство – ОАО «ЗЭЛТА-Фара» изготавливало стеклянные части автомобильных фар, пивовары пытались наладить производство пивных бутылок. Не кинескопы, конечно, но хоть что-то…
В 2002 году Толкачёвым был привлечён на завод новый партнёр – совместное российско-американское предприятие из Владимира ООО «РАСКО», производившее стеклотару. РАСКО вложило немалые средства в стекольное производство на Запрудненском заводе, однако деловое партнёрство закончилось скандалом, поскольку Евгению Толкачёву не удалось выстроить нормальные финансовые отношения с владимирскими стекольщиками.
В конце концов Толкачёв решил не мучиться с партнёрами, а найти покупателей на «шестой» цех и арендаторов 38-го стекольного корпуса. Так на заводе появились покупатели и арендаторы – компании ООО «Запрудня-Стеклотара» и филиал ЗАО «Клин-Стеклотара» продолжили стекольное производство.
В 2010 году по нелепой случайности, а вернее, из-за нарушения элементарных норм пожарной безопасности сгорел арендованный 38-м стекольный корпус, после которого производство стеклянных изделий уже не возобновилось. Сегодня цех стоит в руинах, будто пережил настоящую бомбёжку, которая миновала его во время войны.
А затем на заводе случился массовый «исход» металлосодержащих изделий. Так в начале лета 2015 года таинственным образом с охраняемой территории промплощадки ЗЭЛТА испарилось переданное туда на хранение многотонное оборудование, которое принадлежало ЗАО «АтомТехноПром», его цена составляла 200 миллионов рублей. Проведённая полицией по заявлению пострадавшей стороны проверка следов пропавшего не обнаружила.
Как в последствии оказалось, пропажа оборудования ЗАО «АтомТехноПром» была первой ласточкой. Потом с территории завода стали буквально испаряться железные конструкции – в металлолом пошли эстакады, идущие к «сотому» цеху, и эстакады, ведущие к стекольным цехам, и целиком каркас легендарного «первого» цеха, а также заводская котельная и тепловозы из железнодорожного цеха. Злые языки из соседнего района поговаривают, что покупатели, отдавшие 700 тысяч за эти железки, в конечном счёте выручили за них аж 5 миллионов рублей.  Кстати, самих рельсов от подъездной железной дороги тоже уже не наблюдается – сняты и увезены в неизвестном направлении.
Кинескоп 35ЛК2Б. Применялся в нескольких десятках моделей отечественных телевизоров

НАРОД НЕ БЕЗМОЛВСТВУЕТ
Одним словом, грустная картинка сегодня наблюдается в некогда цветущем посёлке – завод, вернее, его остатки, ветшает и превращается в гигантские трущобы, инженеры и высококвалифицированные рабочие вынуждены ездить на заработки в Москву и Дубну. Никаких перспектив для молодёжи, никаких надежд для ветеранов. Получается, что труд нескольких поколений рабочих, инженеров, изобретателей, учёных и организаторов производства пошёл прахом. Как эмоционально высказался один из жителей Запрудни во время публичных слушаний по вопросу реформы местного самоуправления, состоявшихся в декабре 2016 года, «мы уже доверили завод проходимцам…».
Впрочем, у запрудненцев ещё сохраняется надежда на справедливость, именно поэтому они обратились в нашу газету с просьбой помочь заводу и посёлку, который полностью зависит от благосостояния предприятия.
И мы, в свою очередь, обращаемся с запросом к прокурору Московской области Алексею Захарову и просим разобраться в ситуации, которая сложилась в Запрудне.
Нас очень интересует, действительно ли на территории бывшего Запрудненского завода электровакуумных приборов (в настоящее время промплощадка ЗЭЛТА) располагаются общежития для нелегальных гастарбайтеров. И если это так, то почему, несмотря на регулярные рейды сотрудников прокуратуры и МВД, которые выдворяют эту публику, ситуация с мигрантами не меняется?
Один из «авторов» сегодняшнего положения завода Евгений Толкачёв

Очень хотелось бы узнать, кем и на основании каких документов были разобраны и проданы подъездные железнодорожные пути протяжённостью свыше 8 километров от станции Соревнование Московской железной дороги до территории промплощадки, тепловозы, железнодорожные стрелки и другое сопутствующее оборудование? Были ли начислены и уплачены соответствующие налоговые сборы? Внесена ли в Единый государственный реестр недвижимости запись о ликвидации объекта недвижимости в соответствии с действующим законодательством?
Также любопытно, известны ли прокуратуре обстоятельства пропажи с территории промплощадки многотонного ценного оборудования, принадлежавшего ЗАО «АтомТехноПром»? Рассматривали ли правоохранительные органы вопрос возможного хищения оборудования и сдачи его на металлолом с целью сокрытия данного факта?
Жителей Запрудни и нашу редакцию также интересует, кто и на основании каких документов разрезал и сдал на металлолом следующие объекты: каркасные конструкции, непосредственно примыкавшие к корпусу №7 (так называемый Составной); элементы конструкций эстакады к корпусу №100 и проходившие по ним высоковольтные медные кабели большого сечения; стекольное оборудование, располагавшееся в уцелевшей после пожара части корпуса №38 и находившееся в залоге у Клинского отделения Сбербанка? Были ли начислены и уплачены соответствующие налоговые сборы? Имеется ряд других вопросов к прокуратуре, касающихся соблюдения банковского, валютного и налогового законодательств.
Так выглядит сегодня некогда знаменитый 100-й корпус завода

Обо всём этом мы направили официальный запрос в прокуратуру Московской области и будем очень внимательно отслеживать судьбу этого документа. И обязательно расскажем о результатах.
Ещё раз хочется вспомнить слова премьера Медведева, сказанные перед депутатами Госдумы: «Сегодня наша цель – создать новую конкурентоспособную промышленность…» История с Запрудней – это тот самый случай, когда волевым усилием государства можно вырвать из забвения одно из предприятий, которое когда-то уже было вполне конкурентным, и вернуть его к активной экономической жизни. А сколько ещё таких предприятий по всей стране прозябают и физически уничтожаются, оказавшись во власти нерадивых «эффективных» частных владельцев? Впрочем, это уже сюжет для другой истории…

0 622